Metallica и философия

Ирина ПОПОВА

«..Не просто концептуальный анализ, а монстр своей области, который рассказывает нам что-то опасное про нашу постиндустриальную культуру», – такую лестную оценку дал профессор государственного университета Пенсильвании Дэйл Джакет книге из серии «Популярная культура и философия» под названием «Metallica и философия: краткий курс по хирургии мозга». Эта серия под редакцией Уильяма Ирвина началась с издания «South Park и философия», которое сразу привлекло внимание широкой общественности и получило множество различных оценок как со стороны читателей, так и со стороны критиков. Впечатлённые таким ажиотажем на своё творение, авторы решили продолжить серию и написали ещё несколько книг, которых на сегодняшний день уже больше 25.

У многих, кто читал издания этой серии, если верить их отзывам, складывается впечатление, что изначально очень неплохая задумка популяризовать не самую интересную, по мнению большинства представителей нынешнего общества, учебную дисциплину путём поиска философских концепций в продуктах массовой культуры превратилась в весьма сомнительную с точки зрения целесообразности тенденцию найти философию во всех сферах, где общественный резонанс наиболее высок и где книга может привлечь внимание большего числа новых читателей.

Издание, о котором пойдёт речь, стало вторым в серии. Это изначально даёт надежду на то, что оно является действительно неплохим анализом творчества одной из самых популярных групп современности сквозь призму философии, а не мучительной попыткой увязать, как это было в «Сумерках и философии», проблему выбора спутника жизни Бэллой Суон – главной героиней всем известно бестселлера – с основополагающими идеями философов-классиков. Кроме того, главный редактор серии является, по его собственным словам, большим поклонником американской группы, а, значит, он не мог допустить, чтобы данная книга была совсем уж не достойна внимания.
«Metallica и философия» – это книга-сборник, ещё не переведённая на русский язык. Она состоит из двадцати эссе нескольких авторов, которые имеют разное отношение к творчеству группы: кто-то является их поклонником, а кто-то просто анализирует тексты, не вкладывая личных симпатий в свою оценку, что чувствуется в ходе чтения отдельных глав. Главный редактор предложил свою концепцию деления книги на части и главы: 5 частей, которые названы «дисками» и каждая из которых включает в себя по несколько эссе, объединённых определённой тематикой. Например: «Диск 4. Метафизика, эпистемология и Metallica». Нужно отметить также, что для книги была выбрана и особая логика построения частей и глав, которая, по мнению не таких одарённых, как авторы, читателей, прослеживается весьма смутно. Итак, прислушаемся к совету Уильяма Ирвина, поставим проигрываться композиции его любимой группы и

погрузимся в мир офилософленной Металлики или ометалличенной философии,

кому как больше нравится.
Итак, книга, как уже говорилось, представляет собой сборник эссе на различные темы. Действительно, их разнообразие удовлетворит если не всех пытливых читателей-философов, то большинство уж точно. В книге представлены идеи мыслителей разных эпох и школ: от Аристотеля и Платона до Сартра и Хайдеггера, найденные авторами в творчестве известной американской группы. Сразу бросается в глаза, что идеи экзистенциалистов, по мнению авторов, наиболее часто развивались и по-разному интерпретировались Хэтфилдом и компанией. Данной проблематике посвящено наибольшее число статей, которые образовали отдельную часть под названием «Экзистенция. Metallica и экзистенциализм». Начинается она с того, что один из авторов раздела Вишневски решительно заявляет, что Metallica – это самая настоящая экзистенциальная группа, потому что в своём творчестве снова и снова поднимает главный, по его мнению, вопрос существования: стоит ли наша жизнь того, чтобы её прожить? Основную проблему экзистенциализма видит он и в том, что человеку не был дан выбор, рождаться ему вообще или нет. Все мы были брошены на эту землю, чтобы мучиться и постоянно искать смысл жизни, которого, строго говоря, не существует. И здесь Вишневски ссылается на работу Камю «Миф о Сизифе». Автор выделяет три группы людей согласно тому, как они выходят из сложившейся ситуации бессмысленности своего существования. Первые просто решают добровольно уйти из жизни – «fade to black»: ссылка на название одной из самых драматичных песен группы. Вторые становятся конформистами и просто принимают всё то, что навязывает общество. Третьи же выбирают особенный путь: отрицают все нормы, создают для себя новые и переходят к аутентичному существованию. Вот мы и подобрались к основному понятию, которое рассматривают авторы сквозь призму творчества группы, – аутентичность.

Чёткого определения они этому понятию не дают, но, проанализировав тексты нескольких эссе, можно прийти к выводу, что аутентичность – это уникальность человека, выразившаяся в его отрицании всех навязанных социумом норм и создании персональной уникальной системы ценностей, которая позволяет привнести в существование индивида хоть какой-то смысл. Здесь авторы ссылаются на тексты песен первого альбома группы «Kill ‘em all», который славится своей агрессией и призывами восстать против системы, присоединиться к их движению или стать его жертвой. Так, например, в песне «Seek and destroy» Хэтфилд и компания решительно заявляют о своём намерении снести все привычные ограничения и не пощадить никого: «Say goodbye to the world you live in…/ Don’t try running away`cause you’re the one we will find».

Далее Вишневски поднимает проблему смерти, теперь ссылаясь на другого экзистенциалиста – Хайдеггера, который, впрочем, сам себя таковым не считал. Основная мысль данного эссе заключается в том, что смерть – такая вещь в жизни, которую человек должен принять один и что это чуть ли не единственное, что отличает людей друг от друга, заставляет нас чувствовать себя индивидуальностями. В подтверждение своих рассуждений автор эссе ссылается на альбом «Ride the lightning», в котором описывается состояние человека перед различными видами смерти: на электрическом стуле, суицид, ядерная катастрофа, которая непременно повлечёт за собой гибель, на войне и, наконец, от чумы.

Вишневски не мог не уделить внимания также самому известному философу-экзистенциалисту Сартру, акцентируя внимание читателей на его известном высказывании о том, что человек является исключительно тем, кем он сам себя сотворил. Главная мысль заключается в том, что

каждый привык отказываться от своей свободы, потому что она несёт за собой слишком большую ответственность, справиться с которой могут далеко не все.

Такой отказ напрямую связывается с понятием «недобросовестность» (по некоторым версиям «самообман»), избежание которого является одним из основных условий аутентичного, а значит подлинного, существования.

В целом, главный акцент в этой главе сделан на понятии аутентичности и его всевозможных трактовках и аспектах. Через него рассматривается, пожалуй, любимый всеми философский вопрос о смысле жизни и неизбежности смерти, которая вдобавок ко всему ещё и уникальна для каждого человека и становится своего рода единственной отличительной чертой индивидов друг от друга.

Еще в этой главе, где вроде бы всё указывает на то, что речь должна идти о Камю, Сартре и прочих великих умах экзистенциализма, можно найти любопытную статью под названием «Metallica, Ницше и Маркс: Аморальность морали» за авторством Питера Фосла. В ней последний довольно чётко ставит вопрос: как развиваются в песнях американской группы идеи известных немецких философов относительно значения религии в нашей жизни? Фосл решительно заявляет, что Ницше «в не сильно отличающейся от Хэтфилда манере изображает христианство как мораль рабов», а Маркс, назвавший религию «опиумом народа», предвосхитил введённую фронтменом метафору «религия как заболевание, форма контроля над разумом и инструмент силы». Только для автора изображение этого важнейшего социального института в песнях группы кажется ещё более удручающим, чем у немецких философов. Может быть, это от того, что в текстах сочетаются идеи обоих из них, а может от того, что группа в своих музыкальных композициях скептически относится к возможности противостоять промывшему всем мозги институту.

И тут по ходу своего рассуждения Фосл задаётся вопросом: а не является ли на самом деле Metallica христианской группой? Смогли ли они не только переоценить все ценности, но и совершить своего рода полный демонтаж христианской этики в своём сознании? Не страдают ли они от ницшеанского «неполного нигилизма»? К ужасу радикально настроенных поклонников группы автор утверждает, что Metallica всё-таки склонна к данному «недугу», хотя тут же оправдывает их словами, что в наше время противостоять этому практически невозможно. Полные отчаяния и тотальной фрустрации тексты Хэтфилда, наполненные жестокостью и циничным отношением ко всему, что дорого обычному человеку, призывы разрушить систему, на мой взгляд, напрямую связаны с другим введённым Ницше понятием ресентимента.

Воспитанный в семье, в которой исповедовали христианскую науку, брошенный отцом в возрасте 13 лет, потерявший мать в 16 (умерла от тяжёлого заболевания, которое она не позволяла лечить исходя из религиозных убеждений), молодой Хэтфилд не мог не возненавидеть то, что доставило ему столько страданий и так сильно изменило его личность. Отсюда и написанная им композиция «The God that failed», историю создания которой Фолс по какой-то причине упускает. Далее в своём рассуждении автор успокаивает всё тех же самых радикально настроенных фанатов и пишет, что Metallica близка к тому, что Ницше назвал бы преодолением христианства.

Детально анализируя текст песни «Escape», которую Фолс называет самой близкой к ницшеанскому мировоззрению, он подчёркивает, что данная композиция с позиции силы призывает нас отказаться от сомнительных подарков христианства, не попасть в замкнутый круг глупости. Она не просто показывает разочарование в религии как таковой, а заставляет нас бороться с теми принципами, которые в нас заложили несколько веков назад, чтобы сделать более управляемыми. Подводя итог, можно сделать вывод, что Metallica является чуть ли не главным носителем ницшеанских и марксистских идей в современной культуре. Их песни критикуют религию не с точки зрения метафизики или эпистемологии, а с моральных позиций. Это, наверное, естественно, ведь

разобраться в сложностях философской науки парню, который всю жизнь писал песни и выступал с ними, регулярно прерываясь на кутежи с друзьями и большим количеством алкоголя, крайне сложно,

а выразить свой протест против навязываемых социумом моральных принципов через своё творчество неглупому молодому человеку было под силу.

Кстати, о преодолении христианства и призывах избавиться от его пагубного влияния на сознание человека и прочих вещей, которые так убедительно анализировал сквозь призму марксистских и ницшеанских ценностей Фосл. После того как Хэтфилд прошёл курс реабилитации от алкоголизма во время написания на момент издания книги последнего, а теперь предпоследнего альбома «St. Anger», на теле артиста появилось несколько татуировок, в числе которых изображение Иисуса со светящимся ореолом вокруг головы. Означает ли это, что Хэтфилд, повзрослев, разбогатев и обретя любящую семью, пересмотрел свои взгляды на жизнь? Или он просто интересуется христианской иконографией? Ответить на этот вопрос может только сам фронтмен, который не любит распространяться на этот счет.

В целом книга у любителей известной американской группы, творчество которой так подробно рассматривалось в непривычном для многих из них ключе, должна оставить неплохое впечатление. Разнообразие даваемых оценок и подходов к рассмотрению смысловой нагрузки текстов делает чтение этого издания далеко не самым плохим времяпровождением. У тех же, кто смотрит на эту книгу скорее как на глубокий философский анализ, она может вызвать некоторые вопросы. Во-первых, не все 20 эссе одинаково хороши. Некоторые из них действительно представляют собой достойные попытки связать феномен современной культуры с основными идеями философии, другие же откровенно притянуты за уши, что немного портит впечатление. Во-вторых, некоторые мысли повторяются на протяжении книги слишком навязчиво, а некоторые были затронуты, но не развиты как следует, как например в эссе про mind-body problem в песне «One». В-третьих, иногда рассуждение в эссе делилось на две части: толкование какой-либо философской проблемы и анализ текста песни, которые едва ли были связаны между собой.

Таким образом, «Metallica and philosophy: a crash course in brain surgery» представляет собой весьма неплохую попытку донести до любителей так называемой thinking-man music основные философские концепции и тем самым заставить их по-другому посмотреть на thinking-man science… Или, может быть, заставить философов слушать классиков trash металла?. Итак, перефразируя известную цитату одного из участников группы, чтобы сделать её альтернативным слоганом данной книги, philosophy up your mind!


0