Социализация для женщин. Взгляд на порнографию слабого пола.

Ксения КОЛКУНОВА

Что-то вроде дисклеймера

Есть что-то заведомо нелепое в ситуации, когда женщину заставляют писать о порнографии. С одной стороны, некоторое противоречие. Полное воплощение андроцентризма, столь ненавистного феминисткам. Словно мальчишки в песочнице заставляют тебя играть в машинки, и ты, существо слабое, но социальное, берешь в руки совершенно не для твоего гендера созданный предмет. С другой стороны, если взять последние коллективные монографии и сборники статей, посвященные «porn studies», большинство авторов увесистых томов – женщины[1], равно как и многие преподаватели киноведения, психологии, сексологии и других дисциплин, посвящающие свои курсы порнографии.

Вместе с тем, шутки про сложное отношение женщин к порнографии все как одна правдивы. Действительно абсолютное большинство женщин предпочтет порнографии практически любой фильм, книгу, журнал или сеанс маникюра. Так существует ли вообще место для порнографии в жизни женщин?

Суровая статистика

Британская «Sun» в 2009 году провела опрос своих читателей[2], показавший, что 66% женщин смотрит порно. У мужчин доля достигает 88%, причем четверть – ежедневно. Разумеется, экстраполировать такие данные на мир и даже на британское общество в целом бессмысленно. Весьма вероятны погрешности, возникшие по очевидным причинам.

Однако, что касается российского общества и его отношения к порнографии, у нас нет даже таких данных. Связано это не в последнюю очередь с непростым отношением к порнографии как жанру и сфере бизнеса законодательства. 242 глава УК содержит санкции, следующие за «Незаконным распространением порнографических материалов или предметов», однако определения порнографии законодательство не предлагает. Отсутствие хоть какого-то легитимного и фиксированного определения данного явления в сочетании с бурными обсуждениями влияния порно на общество (признаваемого негативным, по большому счету), играет большую роль в формировании стереотипов о порнографии, к которым мы обратимся ниже.

Обсуждение Госдумой законопроекта «Об ограничении оборота продукции эротического и порнографического характера», с переменным успехом идущее уже лет пятнадцать, вызвало бурную негативную реакцию, с одной стороны, религиозных кругов, а с другой – представителей общественных организаций и комитетов, занимающихся проблемами семьи и детей. Обе группы в значительной степени составляют женщины; именно их, предположительно, волнует возникновение законодательной лазейки для распространения порнографии.

Внимание подобных организаций к порно-проблематике типично не только для нашей страны. В 2003 году журнал «Today’s Christian Woman» – из названия очевидна его основная аудитория – провел опрос, который показал, что каждая шестая женщина чувствует зависимость от порнографии. А согласно данным «Internet Pornography Statistics», треть посетителей порносайтов – более анонимной и потому популярной среде распространения порнографии – женщины. Получается, что женщины борются с порнографией, но в то же время смотрят ее.

Стереотипы о порнографии

Такое ханжество является причиной и следствием существующих установок в общественном сознании относительно порнографии. Важнейшим транслятором их являются глянцевые и не очень журналы «для женщин», регулярно посвящающие статьи тому, как вести себя, если партнер смотрит порнофильм или посещает порносайты. «Это то же самое для него, что для нас просмотр очередного сериала», – вот успокоительный итог рассуждений о порнографии.

Не менее успокоительным является заявление, что все мужчины делают это. Но читательницам все же советуют не терять бдительность и контролировать порнофилию – а также транслируют статистику, согласно которой 25% женщин просмотр порнографии приравнивает к измене. Несмотря на такую, в принципе, негативную оценку – зависимость, от которой следует избавиться, психологическая проблема и т.п. – женщинам прививается мысль о допустимости совместного просмотра порно «в образовательных целях». Уже упоминаемый опрос «Sun» показал, что 57% замужних или состоящих в отношениях женщин смотрят порно вместе с партнером. Кстати сказать, использование порнографии как обучающих материалов было и остается легальным в большинстве западных стран и в России.

Еще один нерушимый стереотип относительно женщин и порнографии прекрасно сформулирован в анекдоте о том, почему женщины смотрят порнофильмы до конца. В действительности оказывается, что, хотя женщины и не ждут от порнофильма хэппиэнда со свадьбой, их ожидания принципиально отличаются от ожиданий мужчин. Женщины обращают внимание на детали, обстановку, антураж. Мужчин, как показывают исследования психологов, в порнофильме в первую очередь привлекает выражение лица женщины.

Нельзя, конечно, сказать, что все женщины оценивают исключительно дизайн и обстановку. Есть и те, кто, как и мужчины, смотрят порнографию, чтобы снять сексуальное напряжение и помастурбировать, но мы никогда не узнаем их число. Потому что женщины даже в анонимном опросе будут об этом врать. «Порнография» в разговорном русском употребляется для обозначения всего китчевого, нарочито сексуального, в конечном счете – пошлого. Пока эти коннотации не уйдут из языка, не может идти и речи о более-менее полном ответе на любые вопросы. Однако китчевость, пошлость и запретность порнографии влечет и манит.

Стереотипы в порнографии

Американские психологи установили, что распространенность порнографии в нашем обществе приводит к тому, что у женщин к нарушается «пищевое поведение» и появляются другие расстройства из-за навязанных ей «порноизированной массовой культурой» идеалов[3]. Сторонниками такой точки зрения на культуру используется термин «porned culture». И хотя точка зрения эта кажется необоснованно запугивающей читателей, степень влияния содержащегося в порнографии месседжа на женскую часть аудитории очень высока.

Как мы уже говорили, женщин во многом в порнографии привлекает не сам половой акт, а детали, его окружающие. Они оценивают порноактрис, обстановку, в которой происходит действие, и по непонятной гиперсубъективной причине проецируют их на себя. Отсюда недовольство собственной внешностью – хотя это присуще и не исключительно порнографии, а всей массовой культуре.

Поэтому женщины всегда предпочитали и будут предпочитать порнографическим фильмам и другим визуальным материалам книги и рассказы. В них нет бросающихся в глаза «красавиц», – а раз на женщину смотрит столько мужчин, она непременно красавица, – зато есть масса деталей, касающихся обстановки и переживаний героев. При всей пошлости и китчевости таких «любовных романов», все-таки их нельзя отнести к порнографии, поскольку натуральное и циничное изображение полового акта (что чаще всего называется критерием отличения порнографии от эротики) здесь заменяются эвфемизмами, эпитетами и сравнениями.

В основном порнофильмы обвиняются в том, что они транслируют образ женщины как сексуального объекта. То есть вечно желающей секса, легкодоступной, подчиняющейся мужчинам. Такой образ в порнографии действительно есть, но насколько он оказывает влияние на женщин – вот вопрос, на который можно ответить только путем тщательного анализа. Сведения о том, влияет ли порнография на более раннее начало сексуальной жизни, противоречивы. Противники порнографии утверждают, что да[4], социологи не соглашаются[5].

Феминизм и порнография: непростые отношения

Больше всего сил и времени на решение вопроса о том, транслирует ли порнография подобный неприятный стереотип, потратили феминистки. Разумеется, большинство – включая и радикально настроенных, например, Андреа Дворкин и других – считает порнографию формой насилия над женщиной, унижающей ее сексуальность. Это относится не только к женщинам, работающим в этом бизнесе, но и к женщинам, пострадавшим от чрезмерного увлечения порнографией мужчин. Стала классической цитата феминистки Робин Морган: «Порнография – теория, изнасилование – практика».

Кроме того, феминистки считают, что порнофильмы дают искаженные представления о норме – как в отношении внешности и строения тел, так и нормального полового акта. В своих рассуждениях о порнографии феминистки часто вспоминают идеи Маркса и говорят о фетишизации и превращении женщины в товар; дегуманизация – потеря всякого человеческого вида, – вот, что с точки зрения Дворкин происходит в порнографии[6].

Феминистки сражаются с порнографией не только с помощью текстов, но также и с помощью движений: Women Against Pornography, Antipornography Civil Rights Ordinance, Feminists Fighting Pornography. Под их эгидой проводят разнообразные акции, а также попытки на судебном уровне пресечь эксплуатацию женского тела в порнографии.

Можно ли считать феминистские стереотипы о порнографии просто радикализацией идей обычных женщин? Вполне. Более того, многие женщины, совершенно чуждые феминизма, согласятся с рассуждениями об унижении женщин фактом существования порнографии.

Впрочем, отношение феминизма к порнографии не так однозначно. Прежде всего многие феминистские направления выступают против цензуры во всех ее формах. Кроме того, вторая волна феминизма была тесно связана с сексуальной революцией, которая, в свою очередь, оказала влияние и на порнографию. Такие опосредованные причины и, наверно, личные приоритеты, привели к оформлению так называемого сексуально-либерального феминизма, продолжающего борьбу второй волны против дискриминации. В пику Дворкин и другим идеологам антипорнографического движения, сексуально-либеральные феминистки выступают за свободу сексуальной жизни вне зависимости от пола или гендера – отсюда частое сближение с движениями за права сексменьшинств и т.п.

Полемику между этими двумя направлениями феминизма часто называют «феминистскими секс-войнами» – Feminist Sex Wars – или просто Porn Wars. Сексуально-либеральные феминистки выступают за доступ к порнографии не только мужчин, но и женщин. Этот призыв, видимо, должен привести к разрушению патриархальных стереотипов, описанных выше. Порнография как таковая, с их точки зрения, не вредит женщинам: просто нужно сделать ее более доступной и более приемлемой для женщин.

Несмотря на усилия анти-порнографического движения, сегмент порно-рынка для женщин успешно развивается[7]. Ежегодно в Торонто вручается кинопремия Feminist Porn Awards. Определенный вклад в это совершили женщины-порнорежиссеры, которые чаще всего в той или иной степени связаны с либеральным феминизмом. Их фильмы ориентированы на женщин и создают некую «новую сексуальность». На своих страницах в Интернете эти режиссеры сообщают[8], что их не устраивало качество порно-продукции, именно поэтому они взяли в руки камеру. Чем в действительности отличается «женское» порно от «мужского» – представим решить экспертам. По словам одной из важнейших женщин-порнорежиссеров, Тристан Таормино, «Феминистское порно дополняет доминирующие образы альтернативными и создает собственную иконографию»[9]. Наверно, сильнее всего отличается сюжетная сторона – женское порно ориентировано на изображение женских же фантазий.

И в финале – сантехники

Самым распространенным стереотипным сюжетом в порно является посещение скучающей домохозяйки мускулистым модельным сантехником. На самом деле ничего особого в сантехниках нет. Равно как и в разносчиках пиццы. Или в пожарных. Однако стереотип об их сексуальной неотразимости жив и бодр. Но если заказывать пиццу в одиночестве, никому не придет в голову фантазировать о разносчике. Правда, в компании подруг эта тема для разговора неизбежна. Почему именно эти роли, – ответят сексологи. Тут и мечты о сексе с незнакомцем, и подчеркнутая брутальность профессии, усиливающая женскую беззащитность. Несмотря на все труды феминисток, гетеросексуальные фантазии остаются построенными на противопоставлении гендеров.

Получается, что, несмотря на рост числа посетительниц порносайтов и покупательниц порнофильмов, индивидуальные отношения женщины и порнографии осложнены огромным количеством стереотипов. Четко выразить свою позицию – за порно или решительно против – женщины решаются только в рамках объединений – будь то движение «Women against Pornography», сексуально-либеральный феминизм или просто группа подруг, собравшихся на девичник.

Несколько странный и неожиданный вывод: для женщин порно является основой для социализации. Это объясняет и обилие женщин-исследовательниц порнографии. В таком, социальном измерении, стереотипы о порно могут усугубляться, как в радикальном феминизме, или исчезать и трансформироваться – как в либеральном. Однако правы и христианские организации, призывающие женщин объединяться для борьбы с порнозависимостью. Видимо, порнография – это то, с чем женщина не может справиться в одиночку.

 


 

.


0