Последняя поездка Харолда Шэнда

Иван Денисов

В мировом кино достаточно выдающихся финальных сцен. И обычно за оригинальное решение подобных эпизодов мы отмечаем режиссёров. Верно, но немало и случаев, когда незабываемые финалы стали незабываемыми  благодаря актёрам. Вспомним добротную британскую криминальную драму «Долгая страстная пятница» Джона Маккензи (1980). В последние несколько минут она перестаёт быть просто добротной, а становится одним из лучших британских фильмов именно из-за игры исполнителя главной роли.

Если кто забыл (а если не смотрели вообще, то внимание – сейчас пойдут спойлеры, без которых здесь не обойтись), то «Пятница» рассказывает о лондонском гангстере Харолде Шэнде и его попытках решить традиционные для гангстеров проблемы с конкурентами. Агрессивный, жестокий, энергичный и  обаятельный Харолд вроде бы берёт верх над врагами. И вот в Шэнд-победитель садится в машину… А вот дальнейшее надо видеть. Да, здесь постарались постановщик Маккензи и композитор Фрэнсис Манкмен, но гениальным финал картины становится благодаря своему ведущему актёру. Долгий крупный план позволяет нам увидеть все чувства и эмоции человека, чей, казалось бы, прочный мир бесповоротно рушится : от нежеланиея поверить в происходящее и почти детской досады через уважение к победившим врагам до отрешённой обречённости.

В британском кино предостаточно выдающихся актёров. Наверное, Харолда могли бы отлично сыграть Майкл Кейн или Шон Коннери. Но гениально смог другой человек – Боб Хоскинс, без которого нельзя представить себе не только «Долгую страстную пятницу», но и мировое кино конца прошлого-начала нынешнего века. Поэтому смерть выдающегося актёра 29 апреля 2014 года – потеря для кинематографа.

К сожалению, Хоскинса-актёра мы лишились ещё в 2012. Когда врачи диагностировали болезнь Паркинсона, Хоскинс перестал работать. И его отсутствие сразу стало заметно. Хотя актёр в последние годы не особенно часто снимался в главных ролях, но он своим присутствием мог украсить любой фильм. Как хороший («Судный день» Нила Маршалла), так и неудачный («Госпожа горничная» Уэйна Уана). С той же лёгкостью, с какой Харолд Шэнд превращался из внешне безобидного увальня в жестокого преступника, Хоскинс перевоплощался из положительных персонажей в опасных негодяев (сравните его героев из «Русалок» Ричарда Бенджамина и «Дэнни Цепного пса» Луи Летерье). Иногда хоскинсовское обаяние даже делало реальных исторических мерзавцев самыми интересными персонажами фильма (Берия в «Ближнем круге» Андрея Кончаловског).

Очень жаль, что не так часто режиссёры давали Хоскинсу ведущие роли в масштабных проектах. А ведь его лучшие работы  – образец актёрского мастерства. Даже в построенном на спецэффектах «Кто подставил кролика Роджера» Роберта Земекиса Хоскинс не дал себя затмить техническим уловкам и создал убедительный образ частного сыщика из американского «нуара». Да, он над образом подшучивал, но не становился от того менее убедительным. И можно только пожалеть, что никто так и не решился экранизировать этапные для жанра романы Хэмметта о безымянном детективе с лишним весом и острым языком, так как Хоскинс в «Кролике Роджере» кажется идеальным кандидатом на эту роль.

И, конечно, Хоскинс был прекрасен в «Моне Лизе» Нила Джордана. Его мелкий мошенник Джордж, пытающийся вернуть любовь дочери и помочь дорогой проститутке, невольно вступая в борьбу с криминальным миром – не крутой всепобеждающий парень, но понятный и по-настоящему привлекательный персонаж, которому сочувствуешь и желаешь победы. Можно назвать ещё «Одинокая страсть Джудит Хирн» Джека Клейтона, «Путешествие Фелисии» Атома Эгояна… но всё равно, главных ролей у Хоскинса было меньше, чем хотелось бы.

Хоскинс, по наблюдениям критиков, никогда не впадал в грех слишком серьёзного отношения к себе. Когда Брайан Де Палма пообещал ему роль Аль Капоне в «Неприкасаемых», но потом отдал её Де Ниро, Хоскинс всё же получил гонорар. После чего позвонил режиссёру и сказал: «Спасибо, Брайан. Надумаешь снимать ещё какой фильм, в котором не захочешь меня видеть, только позвони». С юмором рассказывал об отношениях с женой, отцом и даже шутил над перспективами потерять рассудок («Безумие теперь станет моим лучшим другом. Оно будет ухмыляться мне и спрашивать – Как жизнь, сынок?»). Жалел только о недостаточном образовании – бросил школу в 15 лет – зато мог похвалиться весьма колоритными местами работы, от погонщика верблюдов в Сирии до киббуцника в Израиле.

Незаменимые есть, а в кино и подавно. Боб Хоскинс как раз один из них. К счастью, остались фильмы. Поэтому, когда в кино вдруг начинаешь разочаровываться, есть несколько верных способов восстановить любовь к этому виду искусства. Например, пересмотреть одну историю лондонского гангстера и в который раз поразиться гениальному финалу – той самой последней поездке Харолда Шэнда. В которую 29 апреля 2014 с ним отправился и исполнитель роли Харолда, великий Боб Хоскинс.


0