Быть крысой just for fun

Кирилл Мартынов

Мои знакомые иногда играют в «мафию». Я этой практики сторонюсь. Она кажется мне странной. Я предполагаю, что встреча нескольких разумных индивидов с разным жизненным опытом и взглядами на жизнь сама по себе является достаточно интересным событием, великолепной игрой. Столько важных тем нужно обсудить на таких встречах. От гаджетов и бизнеса до теории струн и гендерных отношений. Важно услышать чужие идеи, важно и выпустить на свободу собственные мемы. Это чистое наслаждение, познанное еще Сократом. Поэтому я люблю разговаривать о смыслах.

А играть в «мафию» не люблю. Раньше мне казалось, что это простая трата времени. Что в «мафию» играют лишь от нехватки воображения. Те, кому нужны искусственные темы, протезы мысли, ублюдки развлечения, внештатная радость от безобидной подлости.

Я ошибался. «Мафия» – это радикальное и скользкое зло, которое лишь притворяется милой невестой скучающей черни.

Вы, наверное, знаете, как это делается. Ведущий – самый беспечный человек на свете – раздает карты. Из карт вы узнаете, какую роль вам придется играть сегодня – мирного жителя, опасного мафиози или городского шерифа. Дальше в несколько ходов развязывается кровавая драма. Жители днем убивают мафию, мафия по ночам убивает жителей. Задача – выжить любой ценой, обманув всех.

Все это стало так популярно, вошло в народную ткань, что многие события большой жизни теперь рассматриваются как игра в «мафию». Подсчет голосов в чуровском ЦИК в ночь после российских выборов 4 декабря 2011 года сопровождался многочисленными заклинаниями публики: «наступает ночь, город засыпает, просыпается мафия».

Какие навыки вырабатывает игра в «мафию» в человеке? Где они могут быть востребованы? В каком обществе может стать популярна такая игра? Ответим на эти вопросы.

Первый навык игрока в «мафию» – лгать. Лгать уверенно и дерзко, систематически, с животной изворотливостью. Не научишься лгать – проиграешь и над тобой будут смеяться. Тот, кто говорит правду, в этом перверсивном мире, который люди конструируют для себя добровольно, смешон. И это не блеф карточной игры, когда ты увеличиваешь ставку, имея на руках пару двоек. Это ложь, касающаяся идентичности человека, его социальной роли. Вопроса о том, кто есть я. «Мафия» учит выдавать себя за другого и извлекать из этого мошенничества выгоду.

Второй навык игрока в «мафию» – сдавать товарища. Я играл лишь однажды, и вынужден был сразу сдать своего прекрасного друга. Было больно, но я понимал, что иначе тут не выжить. Это чувство «надо сдать, пока не сдали тебя», проникает игрокам прямо в спинной мозг. Запомните, ребята: сдавать без сожаления, призывать последовать твоему примеру других – это выгодно.

Третий навык – здесь каждый сам за себя. Координировать свои действия могут только мафиози, злодеи. Только у них есть коллективные интересы. А ты, честный гражданин, вынужден крутиться как можешь. Хотя формально победителем в конце игры объявляются жители города или мафия, в эмоциональном пространстве игры возможны лишь индивидуальная победа или поражение. Остался в живых – значит молодец. Моя хата с краю, а помогать нужно только тем, кто сейчас может прикрыть мою задницу, – вот мораль игроков в «мафию».

Три этих навыка вместе образуют воровскую, криминальную этику жизни по понятиям. Знаменитые «умри ты сегодня, а я завтра», обрамленные в якобы романтическое «не верь, не бойся, не проси».

«Мафия», конечно, не готовит преступников, она рекрутирует цивильных граждан, настроенных на жизнь в определенном пространстве – офисных зонах. Где наемные сотрудники выступают одновременно в роли заключенных, сражающихся за пайки и собственное неувольнение, стукачей, сдающих товарищей, и надзирателей, контролирующих соблюдение режима. Ведущий «мафии» – это роль работодателя и собственника. Он знает все, раздает карты в произвольном порядке, наслаждается собственной властью. В ведущие «мафии» идут те, кто мечтает быть таким начальником.

«Мафия» – это глобальный тренинг по развитию крысятничества. Мировой капитализм готовит из вас отряды офисных крыс. Делает это за ваш счет, как развлечение, just for fun. Если бы вам предложили учиться крысятничеству в другой форме, вы ведь отказались, верно?

Игра в нынешнем виде появилась в СССР в 1986 году, совпав по времени с Чернобылем и первым этапом Перестройки. Семена зла упали на благодатную почву. Советский человек тогда очень устал от непосильных альтруизма и благородства, мечтал стать сволочью. «Мафия» помогла ему в этом, ускорив его адаптацию к бандитскому капитализму. Как культурный феномен она стоит в одном ряду с перестроечным кино – величайшим произведением уставшего духа со времен Босха. Она готовила отряды бумажных Рэмбо, сражающихся на дыроколах, умирающих в экселевских таблицах, мечтающих лишь об одном – умереть позже, чем Вася и Света из отдела продаж.

Почему в «мафию» продолжают играть сегодня, хипстеры и дауншифтеры бескрайних просторов Евразии, вроде бы освобожденные от античных форм офисного рабства? Ответ в том, что вам снова хочется в стойло. Можно вывести хипстера из офиса, но нельзя вывести офис из хипстера.

И вы приучили себя получать удовольствие от того, что вы – крыса..


0