Апология Майкла Бэя

Александр Павлов

Майкл Бэй, почетный обладатель Золотой малины как худший режиссер года, вполне себе мог гордиться собственными достижениями и продолжать производить клоны «Трансформеров». Тем более малину ему вручили именно за них. Но, похоже, как-то вечером в гордом одиночестве, сильно перебрав алкоголя, он подошел к зеркалу, посмотрел на свое отражение и заплакал. «Кем я стал?!» – закричал Майкл Бэй. «Ведь я – режиссер “Плохих парней” и “Плохих парней 2”», – сквозь слезы мычал голливудский. И действительно, еще в середине 1990-х Бэй мог ходить по улицам с высоко поднятой головой, ведь боевики «Плохие парни» и «Скала» стали плоть от плоти маркерами времени, составив костяк жанра. Но что-то пошло не так, и Майкл Бэй зачем-то снял «Армагеддон», которые многими считается одним из худших американских фильмов. И пошло, поехало…

michael_bay

С тех пор режиссер тщетно пытался выбраться из порочного круга «фильмов про спецэффекты». Так, он снял довольно неплохое кино «Остров». Но его слава как создателя «Трансформеров» все-таки не позволяла ему вырваться на свободу. В конце концов, его помянули в старом добром «Южном парке» одним из самых креативных авторов современного Голливуда, который, к слову, не видит разницы между идеями и спецэффектами. Проблема, оказывается, была лишь в том, что Бэй, судя по всему, всегда видел эту разницу. И потому страдал.

И если в «Южном парке» его изобразили фанатиком врезающихся в небоскребы самолетов, то все же далеко не все видели Бэя таким. Внимательный зритель помнит, как в картине Эдгара Райта «Типа крутые легавые» один коп удивляется, когда слышит от другого самые кощунственные вещи. Оказывается, тот не смотрел «Точку разрыва» Кэтрин Бигелоу. Более того, он и «Плохих парней 2» не смотрел. «“Плохие парни 2” не смотрел?!» – удивляется герой, подразумевая, что хороший коп, просто не мог не посмотреть один из самых важных фильмов жанра полицейского боевика про крутых легавых. Все дело в том, что нужно понять это удивление правильно. Грубо говоря, авторы «Типа крутых легавых» ставят в один ряд Майкла Бэя и Кэтрин Бигелоу. А все знают, насколько почтительно к последней относятся в Голливуде. И не случайно речь идет именно о «Плохих парнях», пусть и вторых. До сих пор «Плохие парни» оставались одним из главных достижений Бэя, благодаря которому он внес свое имя в «список А-режиссеров».

И да, все мы должны сказать спасибо Майклу Бэю за то, что он взялся продюсировать римейк «Техасской резни бензопилой», а потом, поверив в Джонатана Либсмана, доверил тому снять «Техасскую резню бензопилой: начало» – между прочим, лучшую картину в серии. Кроме того, именно Бэй продюсировал римейки «Пятница, 13» и «Кошмар на улице вязов». Фильмы, конечно, получились дрянными, но это не совсем вина Майкла Бэя. Главное, что Бэй решился запустить эти относительно сомнительные проекты.

И да, «Трансформеры: месть павших», за которые Бэй получил заветную Золотую малину. На IMDB у него 5.9, а вот на Кинопоиске 7.2. Однако этот «плохой фильм» (я закавычиваю его, ибо сам не видел и вряд ли скоро соберусь) в прокате собрал 836 миллионов долларов при бюджете 200. И еще DVD в США собрал 220. Я всего лишь хочу сказать, что да, может быть, фильм дерьмовый и Майкл Бэй в этом, разумеется, виноват, но позвольте, кто все эти люди, что посмотрели эту ленту в кино, а потом еще закупились дивидюхами? Мы, конечно, все можем с легкостью сказать, что рейтинги и оценки ничего не значат. Но тогда не суйте своим знакомым в рыло, когда они ругают ваших любимых Дарабонтов, Хичкоков, Триеров или кого-то там еще они могут ругать, что все эти парни входят в списки самых великих мастеров кинематографа…

Pain-Gain

Но вернемся к началу – напившемуся и заплаканному Майклу Бэю. В тот вечер, когда он кое-что понял про себя, Бэй дал себе обещание сделать что-то действительно достойное, эпохальное, чтобы вернуть честное имя. И сделал. «Потом и кровью» он сделал фильм «Pain and Gain». Он не снял вторую-третью-четвертую часть чего-либо; не сделал римейк; не экранизировал очередной комикс про парней в нелепых костюмах. Он снял кино по статье из криминальной хроники. А это – одна из самых благодатных областей дли кинематографа. То есть Бэй как бы пытается вернуть американское кино к реальной жизни, к улице, к простым парням. Более того – в первую половину 1990-х, то есть в те времена, когда он сам еще был полон энтузиазма. 1990-е – это стезя Майкла Бэя, и он позволил себе оторваться на полную катушку.

Бэй вторгается на территорию, давно оккупированную Содербергом. А последний давно создал себе имидж режиссера, который может осваивать крупные бюджеты, разглядывая, как красиво Джордж Клуни со своими друзьями смотрится в объективе, так и снимать как бы серьезное и как бы независимое кино. Кстати, иногда все с тем же Клуни, но с бюджетами поменьше. Майкл Бэй, попавший в плен больших гонораров и продюсерских вожделений делать фильмы про взрывы небоскребов на потребу подростков, считающих четыре года назад молодую Меган Фокс богиней, решил вырваться из неволи. Он не просто партизаном пробирается в независимые леса, где плотно осел король горы Содерберг, но с помощью мощнейшего танка, по размерам чуть меньшего, чем Дуэйн «Скала» Джонсон, объявляет, что имеет на этот лес столько же прав, сколько и Содерберг.

Одним из самых удачных проектов Содерберга, на мой взгляд, стала картина «Вне поля зрения» – столь же смешная, сколь и серьезная. Шутки шутками, а убийства – жестокие. Бэй идет дальше и делает из жуткой криминальной истории серьезную комедию, в которой самолеты не врезаются в небоскребы, а быстроходные машины не таранят бензовозы. И хотя многие действия в фильме заканчиваются трагически, начинаются они комично. Главное – это верить в фитнес и в американскую мечту.

И знаете, что самое крутое? Майкл Бэй дарит своим зрителям американскую мечту. Он говорит: «Ребята, вы можете быть самыми тупыми качками в мире, сделать самые тупые вещи, о которых только можно подумать, получить за это приговор “высшая мера наказания”, но все равно доберетесь до “американской мечты” и будете суперкрутыми перцами, потому что я – Майкл Бэй – сниму про вас очень классный фильм, где играть вас будут Марк Уолберг и Дуэйн «Скала» Джонсон, а на IMDB за это кино поставят на жалкие 5.9, а 7.1».

Прошлым вечером, снова оставшись в гордом одиночестве, Майкл Бэй снова напился. Но уже отнюдь не с горя. Он открыл самое дорогое шампанское, потому что получил имейл от своего самого сурового критика, то есть от меня. Имейл, где вместо обычных ругательств и жестоких и обидных обзывательств было написано: «Так держать Майкл Бэй. Ты доказал городу и миру, что ты – не фуфло». Бэй вряд ли соберет за «Потом и кровью» 830 миллионов долларов, но он соберет за это кино нечто гораздо большее – уважение тех, кто давно перестал считать его режиссером.

Посмотрите «Потом и кровью». Это действительно очень хорошо.


0