История о Джо Маккарти и маккартизме – 3

Иван ДЕНИСОВ

Кто такой сенатор Джозеф Маккарти и кем он был на самом деле? Безжалостным тираном, преследующим ни в чем не повинных американских интеллектуалов, или патриотом, точно понявшим свое предназначение на политическом посту? Человеком из народа, всего добившимся сам, или хитрым карьеристом, дорвавшимся до власти? Эти вопросы можно задавать до бесконечности. Все мы знаем о Маккарти и сопровождающей его идеологии маккартизме как о борце с красной угрозой. Но есть ли другой Маккарти, очищенный от шелухи мифов? Киновед и историк Иван Денисов, с позиции симпатизирующего американским консерваторам человека, пытается опровергнуть ряд мифов, сопутствующих образу сенатора. Редакция Вашего МакГаффина не во всем согласна с позицией автора, однако считает нужным опубликовать этот интересный текст, тема которого тесно связана с американской культурой ХХ столетия. Соглашаться или нет с позицией автора, читатель должен решить сам. А пока часть третья, заключительная, в которой Иван ДЕНИСОВ разоблачает оставшиеся мифы о сенаторе.

«Маккарти выбирал слабых соперников»

Примеров, опровергающих утверждение, будто Маккарти спорил лишь со слабаками, было приведено немало: от солидных чиновников до популярных писателей. Но Маккарти, как и положено ирландскому забияке, этого было мало. В 1951 он пошёл войной на генерала Джорджа Маршалла, того самого, имя которого все знают по «Плану Маршалла». Солидный послужной список генерала сенатора не остановил. Маккарти сосредоточился на тех действиях Маршалла, которые указывали на его малую компетентность в политике. Тем более генерал побывал госсекретарём, министром обороны и специальным посланником в Китае.

Речь шла не о предательстве генерала, но о его невольном пособничестве врагу. Будь то поддержка уступок Сталину на Ялтинской конференции или провал миссии в Китае, что сделало возможным победу Мао. Сенатор говорил: «Я понимаю, что рискую, накладывая руку на лавровый венок человека, превращённого в великого героя. Мне самому это не по душе, но такой непопулярный шаг должен быть сделан, если мы готовы разумно принимать решения по вопросам жизни и смерти». Доклад Маккарти был продолжительным и внушительным по проработке деталей. Но жизнь генерала он точно не уничтожил. Напротив, в 1953 Маршалл получит Нобелевскую премию мира. А вот популярность Маккарти уменьшилась, и он заведомо ухудшил отношения с уважавшим Маршалла Эйзенхуаэром.

Но внимание к армии сенатор не ослабил. Было отчего. В спецслужбах и в вооружённых силах дела обстояли не совсем благополучно. Например, левые из Офиса Стратегических Служб в 1945 привели к власти в Индокитае небезысвестного Хо Ши Мина (а их преемники из ЦРУ чуть позже помогут другому коммунистическому диктатору, Фиделю Кастро). Но Маккарти сосредоточился на армии.

Для начала заметим, что

именно комитет Маккарти первым обратил внимание общественности на факты бесчеловечного обращения с американскими военнопленными в годы корейской войны.

Это было серьёзное обвинение в адрес коммунистической армии северокорейцев и Китая, о котором не любят вспоминать. То есть Маккарти оставался верен себе: он был на стороне простых военнослужащих, но нападал на офицеров и чиновников, не соблюдавших правил безопасности при руководстве армейскими объектами или наборе персонала. Так, сенатор требовал разобраться с ослабленными мерами безопасности на военной базе в Монмауте – той самой, где работали советский шпион Джулиус Розенберг и бежавшие в СССР учёные Джоэл Барр и Алфред Сарант. А в 1953 внимание Маккарти привлекло дело офицера Ирвинга Пересса. Он отказывался отвечать на вопросы о членстве в компартии, но при этом благополучно двигался по карьерной лестнице. Были и свидетельства того, что Пересс пытался создавать коммунистические ячейки в армии. Для Маккарти ситуация очевидно указывала на расхлябанность армейских чиновников при определении рисков для безопасности. Вскоре сенатор сосредоточил огонь критики на командире Пересса, генерале Ралфе Звикере, но сам стал мишенью. Администрация Эйзенхауэра осудила поведение сенатора, а армия пошла в контратаку.

Знаменитые слушания 1954 года в комитете под председательством республиканца Карла Мундта. Армейские чиновники ловко отвлекли внимание от претензий Маккарти к низкому уровню безопасности и сосредоточились на другом. А именно на ближайшем помощнике сенатора по имени Рой Кон. Его обвинили в том, что он при попустительстве Маккарти давил на армию, пытаясь добиться поблажек для недавно призванного Дэвида Шайна, одного из консультантов сенатора. Кон действительно вёл себя не лучшим образом, а главное – совершенно зря. Шайн не старался избежать призыва, никаких поблажек он так и не получил, а Маккарти этот вопрос вообще не интересовал. Тем не менее своего босса Кон, конечно, подставил. Однако сенатор не стал всё сваливать на Кона. Для него действия армейского начальства были подобны шантажу, а такого экс-судья не мог оставить безнаказанным. Между тем пресса затеяла кампанию, изобличавшую гомосексуализм Кона, его связь с Шайном и возможную гомосексуальность самого Маккарти. Интересно: нынешние левые с гневом обличают гомофобию, но почему-то не торопятся осуждать тех, кто позволял себе гомофобские выпады в адрес Кона. Пусть даже сам Маккарти только смеялся над подобными обвинениями.

В такой обстановке изначальные претензии Маккарти ушли на второй, если не на третий план. Тем более армия выставила своим защитником артистичного Джозефа Н. Уэлча. Уэлч избрал простой метод защиты: громкие заявления и пускание скупой (или не очень) слезы в опасных для себя ситуациях. Такое вот беззастенчивое давление на эмоции сработало. Как описывает действия Уэлча ехидная Энн Коултер: «Уэлч говорил что-то злобное, Маккарти отвечал, и Уэлч заливался слезами. Вот поэтому настоящие женщины никогда не проигрывают в спорах. Они плачут, превращая мужскую победу в неджентльменское поведение…

Маккарти ошибался, думая, что имеет дело с мужчинами, а не маленькими девочками».

Пиком такого манипуляционного поведения Уэлча стал «эпизод Фишера». На очередном заседании Уэлч стал требовать имён коммунистов от Маккарти и Кона. Маккарти назвал имя – Фредерик Фишер. Служащий юридической фирмы Уэлча и член прокоммунистической Национальной Гильдии Адвокатов. При этом Маккарти подчеркнул, что называет гильдию «столпом компартии», опираясь на слова генерального прокурора, и закончил словами: «Я не хотел говорить об этом, но меня утомили ваши претензии к мистеру Кону и требования назвать всех коммунистов в правительстве до вечера. Следовательно, мы сообщаем вам имя человека из вашей же организации». В ответ Уэлч прослезился и в пространной речи обвинил сенатора в очернении репутации перспективного молодого юриста. Тогда же прозвучала знаменитая реплика «У вас что, не осталось приличия, сэр?». На самом деле приличия не осталось у Уэлча. За шесть недель до описываемого эпизода он лично уволил Фишера как раз за членство в Гильдии. Но ни словом о том не обмолвился, как нетрудно догадаться.

Слушания нанесли наиболее серьёзный удар по популярности Маккарти. Уэлч же за свои старания получил приз от леволиберальной публики – роль в Голливуде («Анатомия убийства» Отто Преминджера в 1959 году), хотя это было признанием именно его актёрских талантов, но не юридических.

У истории «Маккарти против армии» было продолжение. Когда сенатор сошёл с политической арены, то есть в 1955 году, дело Пересса было пересмотрено. Сенатское расследование признало: система безопасности в армии полностью устарела, а администрация Эйзенхауэра скрывала от Сената важную информацию. И сам Эйзенхауэр в конце концов согласился – армия «серьёзно ошибалась» в своём отношении к делу Пересса. Увы, всё это уже никак не могло помочь Маккарти.

«Маккарти стремился к неограниченной власти»

Как и положено амбициозному американцу, Маккарти стремился к успеху. Но точно не к чинам и должностям. Он и сам понимал – агрессивному одиночке в политике не преуспеть. Поэтому сосредоточился на том, что у него хорошо получалось. На борьбе с врагами Америки и завоеванию популярности у простых американцев. Бескомпромиссную сущность сенатора иллюстрирует и многозначительный эпизод из 1954 года. На тот момент схватка с армией и правительством уже сильно уменьшила его популярность. В июле 1954 сенатор-республиканец Ралф Фландерс начал свой поход против Маккарти, обвиняя того в неуважении к Сенату и требуя прекращения его деятельности.

Среди защитников Маккарти особенно активен был сенатор Барри Голдуотер. Такой же независимый одиночка, как и Маккарти, Голдуотер станет ярчайшей фигурой в Республиканской партии и столпом консерватизма в 1960-е. Пока же он изо всех сил пытался спасти своего единомышленника. Например, предложил ему подписать уже написанное письмо с извинениями. Маккарти мог согласиться. Такое покаяние продлило бы его политическую карьеру, но уничтожило бы образ бескомпромиссного бойца. Реакция сенатора была ожидаемой – он отказался. Более того, сорвался на Голдуотера, обвиняя того в предательстве.

К чести Голдуотера будет сказано, он не стал обижаться на эмоциональный всплеск сенатора, понимая состояние Маккарти. Голдуотер только удвоил усилия по защите единомышленника. Он атаковал республиканцев за нежелание помочь Маккарти и заявлял: «Что будет с борьбой Америки против коммунизма, если усилия самого активного бойца пойдут прахом?». Голдуотер подчёркивал свободолюбивую сущность сенатора, его готовность атаковать политический истеблишмент и чиновников, которые «принимали решения, ослаблявшие Америку и укреплявшие могущество Москвы». Он же потом точно опишет источники страшных сказок о Маккарти: «История с Маккарти – пример того, как на сознание американцев влияют пресса, левые сочинения и декларации колумнистов, которые ненавидят Маккарти, а заодно всех республиканцев и консервативных демократов». Но старания Голдуотера были напрасны. В декабре 1954 Сенат принял решение против Маккарти.

Сенатор продолжал работу, но от активных действий был отстранён. Пресса потом опорочила и его последние годы, рисуя образ спивающегося неудачника. Между прочим, Эванс приводит свидетельства близких к Маккарти людей, которые полностью опровергают образ хронического алкоголика. Но в любом случае вне поля боя вечный боец Маккарти не мог существовать. В 1957 этого возмутителя спокойствия не стало.

«Время доказало неправоту Маккарти»

Даже в этой небольшой статье приведено достаточно фактов в пользу Маккарти. Но ещё более весомым доводом стало рассекречивание в 1990-е архивов спецслужб. Прежде всего документы проекта «Венона». Собранные американской контрразведкой материалы сообщили общественности много интересного. В них подтвердилась шпионская деятельность многих из объектов внимания Маккарти (Мэри Джейн Кини, Седрик Белфрейдж) и стало очевидно: сенатору позволили копнуть не так глубоко, как следовало. И его реплика о «заговоре огромного масштаба» была не образным выражением, но разумной оценкой реальной ситуации.

Однако никто не торопится извиняться перед Маккарти. И

термин «маккартизм» по-прежнему служит не знаком одобрением для последовательных борцов с враждебной демократии тоталитарной идеологии, но негативным штампом наподобие «расизм» или «сексизм».

Штампом, который мы повторяем, не задумываясь. Ведомые леволиберальной политикой СМИ/индустрия развлечений/академия превратили Маккарти в опереточного злодея и провели показательную медиа-казнь сенатора. В назидание всем, кто рискнёт пойти против леволиберального истеблишмента и любезной этому истеблишменту идеологии.

К счастью, полностью уничтожить наследие Маккарти и очернить его имя всё же не удалось. Маккарти оказал безусловное влияние на формировавшееся как раз в 1940-50-е консервативное движение. К идеям малого правительства, индивидуальной свободы и рыночной экономики он добавил антикоммунизм и активное противодействие врагам западного мира. Не будем забывать, что такие ключевые для развития правого движения фигуры, как Уильям Ф. Бакли-мл. и Барри Голдуотер начинали с активного сотрудничества с Маккарти.

Стоит привести несколько цитат. Сначала журналист Уиллард Эдвардс: «Маккарти готов был атаковать всех и вся – весь истеблишмент – без малейших сомнений… Снова и снова он находил возможности переиграть, перехитрить или опередить врагов, куда могущественнее, чем он. При этом Маккарти никогда не отступал и не звал на помощь». потративший много лет на изучение деятельности Маккарти М. Стентон Эванс: «Маккарти при всех своих недостатках был хорошим и честным человеком. Лучше и честнее той компании политических аферистов, которые в конце концов сгубили его». И, разумеется, ангел-хранитель имени и наследия сенатора Энн Коултер: «Несмотря на созданный левыми миф, имевший целью отвлечь внимание от закономерных обвинений в измене, Маккарти серьёзно заклеймил коммунизм. Пусть и не увидел своей победы. Своей короткой и яростной схваткой Джо Маккарти выиграл для Америки ещё тридцать лет. За это он пожертвовал жизнью, репутацией и именем. Левые уничтожили храбреца, но он успел сказать американцам правду».

В сегодняшнее политкорректное время о человеке вроде Маккарти, который смог бы встать на защиту западного мира, не обращая внимания на политические изыски, приходится только мечтать. Правда, сделанные в апреле 2012 заявления чернокожего конгрессмена-республиканца о засилии коммунистов в Конгрессе некоторый оптимизм внушают поклонникам ярких личностей в политике типа Маккарти. Может, боевой дух маккартизма ещё заявит о себе?..

 

Литература:

Breitbart Andrew. “Righteous indignation: Excuse me while I save the workd”. Grand Central Publishing, 2012.

Buckley Jr. William F. “Athwart history: Half a century of polemics, animadversions and illuminations”. Encounter Books, 2010.

Chambers Whittaker. “Witness”. Regnery Publishing, 1987.

Coulter Ann. “Treason: Liberal treachery from the Cold War to the War on terrorism”. Three Rivers Press, 2004.

Dean John W., Goldwater Jr. Barry M. “Pure Goldwater”. Palgrave Macmillan, 2008.

Edwards Lee. “The conservative revolution: The movement that remadeAmerica”. Free Press, 2002.

Evans M. Stanton. “Blacklisted by history: The untold story of senator Joe McCarthy and his fight againstAmerica’s enemies”. Three Rivers Press, 2009.

Fontova Humberto. “Exposing the real Che Guevara: And the useful idiots who idolize him”. Sentinel Trade, 2008.

Fuller Samuel. “A third face: My tale of writing, fighting and filmmaking”. Applause Books, 2004.

Horowitz David. “Radical son: A generational Odyssey”. Touchstone, 1998.

Johnson Paul. “Modern times revised edition: The world from the twenties to the nineties”, Harper Perennial Modern Classics, 2001.

Kengor Paul “Dupes: How America’s adversaries have manipulated progressives for a century”. Intercollegaite Studies Institute, 2010.

Schweikart Larry “48 liberal lies about American history: (That you probably learned at school)”. Sentinel, 2008.


0