Философы, которые надерут вам задницу

Александр Ветушинский

С игрой Filosofighters связана довольно любопытная ситуация. Ведь несмотря на то, что делиться ссылкой на игру стали многие, написать о ней почему-то решились лишь единицы. Лично мне, например, известен только один небольшой текст Кирилла Мартынова, все остальное – просто обзоры или описания собственных переживаний от игры. И это странно. Ведь получается, что говорить о Filosofighters имеет смысл лишь до тех пор, пока мы в нее не сыграли, а как только сыграли, сказать о ней, как выясняется, уже и нечего, мы просто решаем промолчать. Но несмотря на то, что игра Filosofighters так и не удостоилась серьезного обсуждения, сама манифестация ее существования оказалась значимой. И это при том, что Filosofighters – плохая игра. Причем меня удивляет, что эти слова так до сих пор и не были сказаны. Напротив, ее хвалили, даже превозносили, мол, наконец-то вышла игра с участием философов, просто «вау»! И хотя это, в принципе, круто, я был уверен, что такое ощущение крутизны должно испариться сразу же после попытки в эту «крутизну» сыграть. Но нет, этого не происходило, словно все слабости игры тотчас вытеснялись из сознания игроков, готовых ради философии стерпеть и не такое. Я же терпеть не хотел, поэтому сыграв в нее и разобравшись с тем, насколько она (не)играбельна, понял, что дело тут не столько в самой Filosofighters, сколько в чем-то другом. И вот сегодня, когда о Filosofighters все уже забыли, пришло время всерьез о ней поговорить.

Кто сказал, что Filosofighters игра?!

Обычно, когда речь заходит о Filosofighters, начинают с того, что это двухмерный файтинг по типу культовых Street Fighter или Mortal Kombat. И хотя именно эти две игры являются в данном случае архетипическими, ждать чего-то подобного от Filosofighters – большая ошибка. К тому же, генетически Filosofighters отсылает вовсе не к ним, а к игре Bible Fight.

Filosofighters01

Обе игры выполнены во флеше, они двухмерны и эксплуатируют механику привычных файтингов. Но по сравнению с Filosofighters, Bible Fight – это все-таки игра. Да и разработала ее известная нью-йоркская студия This is Pop, клиентами которой в разное время были Disney, Microsoft, Lego и другие. Но почему-то все просто сделали вид, словно Bible Fight вообще никогда не существовала, даже несмотря на то, что она не только лучше, но и куда известнее. Возможно, все дело в том, что философов и тех, кто сочувствует им, линия преемственности философского файтинга от религиозного вряд ли бы обрадовала. И действительно, когда в одном из комментариев к посту о Filosofighters всплывает информация о том, что некто не только замочил Декарта, но и с Моисеем расправился, ему намекают, что эти игры совсем о разном и смешивать философию с религией не стоит. Но даже если это так, единственное, в чем Filosofighters оставила Bible Fight позади, так это в количестве персонажей, предоставленных на выбор. В Filosofighters их восемь (точнее, даже восемь с половиной). Это – Платон, Августин, Маккиавелли, Декарт, Руссо, Маркс, Ницше, а также Сартр с Симоной, предпочитающие сражаться вместе (именно так, судя по всему, создатели игры выразили концепт Другого).

Characters

Но несмотря на то, что в игре столько бойцов, разные они только внешне. Внутренне в игре есть только один персонаж (судя по всему, это философ вообще), который как раз и предстает в девяти разных обличьях. И даже суперприемы, которые у каждого философа свои, на деле выполняются совершенно одинаково. То есть как бы не отличался один концепт от другого, за всеми их различиями стоят одни и те же рутинные комбинации «вниз, вперед, удар», «назад, вниз, вперед, удар». В принципе, это даже может сказать что-то о философии. Например, что все философы одинаково были правы, отличались же они только внешним видом, историческими условиями, в которых им довелось жить, и репрезентацией собственных интеллектуальных усилий, то есть тем, в какие концепты эти усилия, в итоге, были превращены. Кроме этого, кое-что о философии может сказать и другая фишка (именно она, кстати, и заставила меня пройти Filosofighters до конца). Дело в том, что в списке соперников, которых игрок должен одолеть ради получения научной степени, на месте последнего расположен знак «?». Конечно, я начал думать, что там меня поджидает босс игры, какой-нибудь секретный персонаж, за которого нельзя играть, но против которого можно сразиться (в Bible Fight, например, такую роль играл Бог). На деле же, игрок просто должен победить самого себя – такой типичный ход для олдскульных игр (неслучайно этот прием используется и в «Скотте Пилигриме», изрядно заряженном восьмибитной культурой). И этот ход довольно неплохо коррелирует с тем, что, разобравшись с системами других мыслителей, следует еще и не стать рабом своей, что критика – это орудие не только против других, но и против самого себя. Однако разработчики по этому пути решили не идти. Даже несмотря на то, что и плохая игра могла бы стать хорошей (пускай уже и не совсем в качестве игры), если в ней было бы нечто помимо того, что, как правило, делает игру хорошей игрой. Последнее, как минимум, доказывает пример так называемых не-игр (Dear Esther, Bientôt l’été, Proteus и другие), базирующихся на отказе от ряда ключевых игровых элементов, таких как выигрыш/проигрыш, конкуренция и цель. И хотя Filosofighters не является не-игрой (в первую очередь потому, что наибольшую роль в ней как раз и играет выигрыш и проигрыш), что-то общее между ними все-таки есть. А именно: и Filosofighters – игра далеко не в первую очередь.

По ту сторону игры

Filosofighters принадлежит к числу игр, получивших название новостных (newsgames). Такими играми являются, к примеру, September 12th, критикующая антитеррористическую политику США, Bakteria Salad, напоминающая об эффекте масштаба на примере предприятий, поставляющих пищевые продукты, Madrid, посвященная памяти жертв теракта в Испании в 2004 году, Mel Gibson Drunk Driving, предлагающая свою версию того, как выглядела поездка пьяного Мела Гибсона в тот день, когда он позволил себе антисемитские высказывания, и многие другие, в том числе яркая отечественная игра «Не пусти Pussy Riot в храм».

Mel Gibson Drunk Driving

По сути, основная функция новостных игр заключается в создании некоторого настроения, посредством которого авторы как раз и предлагают воспринимать те или иные темы, явления или события. Причем предшественниками новостных игр в этом смысле являются газетные и журнальные карикатуры (в широком смысле слова: не только caricature, но и cartoon, то есть вообще иронические и сатирические иллюстрации). А карикатура – если мы рассматриваем ее в контексте издания в целом, а не как уникальный арт-объект – принципиально не самоценна. Карикатура – это не аргумент, ее задача – подготовить к пониманию аргумента. И, как оказалось, видеоиграм есть что здесь предложить. Дело в том, что видеоигры позволяют задействовать дополнительные эффекты смысла, связанные с самой механикой игр. И хотя новостная игра не является аргументом, реализация правил игры в игровом мире, в одном случае, приводящая к проигрышу, а в другом – к выигрышу, позволяет игроку глубже прочувствовать послание, вложенное в игру авторами. Правда, не стоит обольщаться и думать, что видеоигры выполняют эту функцию в разы лучше, нежели все, что было до них. Делают они, в принципе, то же самое, просто по-другому – процедурно. Иными словами, здесь важна не мгновенность предварительного понимания, но процедурность, когда игрок методом проб и ошибок сам начинает ориентироваться в правилах игры, на реализации которых и строится игровой процесс. И это перемещение вовнутрь, приводящее, в итоге, к необходимости исследования внутренних границ игрового мира, резко отличает послание, донесенное игрой, от посланий, донесенных посредством одного или нескольких изображений.

Filosofighters02

Filosofighters в этом смысле – это не философия, а пародия на философию, карикатура на нее. И ее цель – познакомить аудиторию с рядом философских концептов в развлекательной форме, что, в идеале, должно навести играющих на мысль, что и сама философия также весела. Учитывая же, что Filosofighters – это лишь приготовление к философии, свое значение получающее лишь в контексте последней, ясно, что главным здесь является эффект аудитории по поводу самой философии, а не по поводу игры про нее. Именно поэтому разработчики новостных игр – это не только разработчики, но и журналисты. И здесь следует специально отметить, что бразильский сайт Super Interessante, на котором размещена игра, это вовсе не сайт игровых издателей или разработчиков, это сайт научно-популярного журнала, посвященного науке и культуре. Причем новостным играм на сайте посвящен целый раздел. Кроме Filosofighters, там, например, можно сыграть в такие игры, как O Jogo da Máfia, рассказывающую о функционировании международной мафии, или в A evolução do movimento, посвященную историческому процессу. Они примитивны и довольно плохи, но важным в них является другое. Так, в примере с Filosofighters философия действительно стала новостью. Ведь каждый пост, посвященный игре – это новость о том, что старушка-философия все еще достаточно крепка, чтобы надрать вам задницу.

На что мы можем надеяться?

Но то, что Filosofighters является новостной игрой, с одной стороны, ее спасает, с другой – ограничивает. Спасает, потому что ее бессмысленно оценивать именно как игру, ограничивает, потому что неаргументативность Filosofighters не позволяет ей сделать то, на что она в действительности способна. Дело в том, что, сыграв в нее, соблазн хотя бы на несколько минут стать гейм-дизайнером по-настоящему велик. Уже Мартынов, к примеру, закончил свой текст следующим: «Считаю, нужно обязательно добавить Фуко, который владел бы комбо – безумием, дисциплиной и сексуальностью». И подобные идеи стали мелькать практически везде. Вот, например, выдержка из обсуждения игры на фейсбуке:

– Кстати, не забыть проверить, есть ли Витгенштейн с кочергой и Оккам с бритвой.

– Уж лучше Гегель, диалектически включающий игрока в игру.

– Против Гегеля работает только Маркс, который его хватает и ставит на голову.

– Подозреваю, историко-философский Маркс может и перевернет чего (хотя еще вопрос, плохо ли Гегелю на голове), но концептуально сам не заметит, как окажется внутри гегелевского приема. В этом смысле, конечно, будет серия приемов, преимущественно у немцев и постструктуралистов, фальсифицирующих своих исторических предшественников и делающих их своими недоработанными копиями. А с чего-то не понявшей копией бороться полегче. Но, в конечном счете, мир такой игры требует внеконцептуального бесконечного рефери, который бы заставлял Гегеля изменять себе и принимать или вообще опознавать ход (и веру, предпосылки, мотивы) Маркса.

Конечно, подобные размышления не покидали и меня. Причем главное, что в Filosofighters нуждается в критике, это суперприемы. Ведь именно они с необходимостью концептуальны, так как, выражая те или иные концепты, они претендуют не только на адекватность первоисточнику, но и на реальную возможность того или иного выражения передавать и сам концепт. И именно в этой плоскости Filosofighters все-таки должна была взять на себя ответственность стать аргументом. Ведь когда платоновская Идея определяется через идеального Платона, изображенного в виде золотого мускулистого мужчины (так, видимо, оказались объединены лучшие – они же золотые – люди из «Государства» и древнегреческий идеал прекрасно-доброго – калокагатия), мы имеем дело вовсе не с шуткой, это – аргумент относительно того, как следует трактовать (и в том числе изображать) философию Платона. И даже если аргумент Filosofighters терпит неудачу, единственным философским жестом будет предложить новый аргумент. Ведь главное в Filosofighters, как я считаю, это все-таки не новость, а призыв придумать свою собственную философскую игру. И Filosofighters в этом смысле – это только начало.


0