Топ-10 лучших самурайских фильмов: и ни одного Куросавы!

Иван Денисов

Да, автор списка действительно полагает Акиру Куросаву фигурой переоценённой, потому в этом топе его и не будет. Зато будут эффектные работы 1960-70-х, которые дают куда лучшее представление о самурайском кино. Да и не только самурайском – о японском кино и японской поп-культуре вообще.

Клан забывших о восьми добродетелях (Bohachi bushido: Poruno jidaigeki, 1973, Тэруо Исии)

1

Когда студийная система заставляла великого Исии снимать кино в нелюбимых жанрах, он не жаловался и не закатывал истерик, а снимал раскованные и незабываемые картины. Нужен студии «Тоэй» «женский нинкё»? Исии делает умопомрачительную «Историю женщины-якудза». Нужен самурайский фильм по манге модного Кадзуо Койкэ? Вот вам «Клан», насыщенная ошеломительными визуальными находками картина, в которой характерные для экранизаций Коике – да и японского жанрового кино 1970-х – секс, насилие и цинизм возведены в абсолют. Здесь циничного самурая втягивают в конфликт кланов, контролирующих проституцию. Самых презренных преступников, отрекшихся от тех самых восьми добродетелей. Как и положено, конфликт сопровождается многочисленными схватками, обилием эротики и сюрреалистической образностью. А бандиты и служители закона выглядят равно отвратительными, противостоять которым может только циничный одиночка с верным мечом в руках. Не скованный почтением к жанру, Исии поражает творческой свободой и режиссёрской наглостью в лучшем смысле слова. Да, если вас мучил вопрос (надеюсь, что нет, но мало ли) – можно ли снять групповое лесбийское изнасилование в комедийном ключе, то ответ вы найдёте именно в «Клане».

Немури Кеоширо: дворцовый зверинец (Nemuri Kyoshiro: Akujo-gari, 1969, Кадзуо Икэхиро)

2

О серии «Сонные глаза смерти» «Кеоширо Немури» «Макгаффин» постарается рассказать в ближайшем будущем, благо в этом году серия отмечает юбилей. В «классической дюжине» лент о Немури, то есть снятых с 1963 по 1969 фильмах с Райзо Итикавой в главной роли, я бы выделил работы именно Икэхиро (4, 9 и 12). Благодаря этому режиссёру серия приобрела более сюрреалистическое визуальное решение без ущерба для зрелищности и наполнилась отсылками к спагетти-вестернам, шпионским лентам и даже «джалло», опять же без ущерба для собственно самурайского жанра, который таким образом только обогатился. Для списка я выбрал именно 12 серию, так как в ней выражение героя «я знаю, что такое ад – я живу в нём» умело воплощается режиссёром, а непременные боевые сцены перемежаются эпизодами, в которых исчезает грань между реальностью и кошмарным сном. Сюжет, правда, отходит на второй план: язвительный ронин-полукровка Немури (Итикава) привычно оказывается втянут в сложные придворные интриги, где не обходится без ниндзя, разнообразных наёмных убийц, сексуальных красавиц и… двойника Немури.

 

Самураи-золотоискатели (Kedamono no ken, 1965, Хидэо Гося)

3

Гося среди почитателей жанра приобрёл статут небожителя. В общем, заслуженно, хотя его фильмы, начиная с конца 1960-х мне кажутся искусственно замедленными, а порой и претенциозными. Но ранние ленты действительно прекрасны. Например, «Золотоискатели». Здесь подставленный псевдореформатором самурай Генносукэ (Микидзиро Хира) оказывается вне закона и, отбиваясь от преследователей, должен ещё и разобраться в интригах вокруг спрятанного золота. Динамичный и яростный фильм, не щадящий ни противящихся реформам правителей, ни ловких политиков-демагогов, ни преданных самурайской догме фанатиков. Воспеваются только личная свобода и простые человеческие отношения.

 

Великое противостояние (Dai satsujin, 1964, Эйити Кудо)

4

Вторая часть вольной трилогии блистательного постановщика Кудо («13 убийц» и «11 самураев» дополняют «Противостояние»). Здесь группа идейных бойцов объединяется для уничтожения весьма отрицательного политика. Операция проваливается, а результат достигается достаточно неожиданным образом (не буду разглашать подробности). Кудо, что традиционно для лучших японских режиссёров, суров не только к жестоким феодалам, но и к готовым на любые жертвы революционерам. Симпатию же вызывает только очередной свободный от идеологии одиночка. Хотя «Противостояние» не самый захватывающий фильм в списке, финальная схватка, снятая ручной камерой, остаётся едва ли не лучшей батальной сценой в самурайском кино. Полное ощущение документальной съёмки (озвучено, что интересно, записью с разгона реальной студенческой демонстрации).

 

Самураи Сёгуна (Yagyu ichizoku no inbo, 1978, Киндзи Фукасаку)

5

Мэтр криминального жанра и, наверное, лучший японский режиссёр в истории, Фукасаку не забывал и о самурайском кино. «Самураи сёгуна» – его самая удачная работа в этой области, к тому же один из фильмов, завершающих ярчайший период японского кинематографа (1963-1978). Фукасаку уподобил самураев так хорошо знакомым ему якудза. Поэтому вместо благородных героев прошлого здесь действуют расчётливые интриганы, готовые на любые жертвы, а кодекс чести заменен жаждой власти. И даже пытающийся сохранить достоинство Дзюбей (Сонни Чиба) вынужден не столько устанавливать справедливость, сколько мстить довольно далёкими от достойных методами.

 

Госпожа кровавый снег (Shurayukihime, 1973, Тосийя Фудзита)

6

Жанровые пуристы могут поворчать, что фильм ближе к якудза эйга, но это тот самый случай, когда киноработа может попадать в обе категории. Опять же в «Госпоже» играет моя любимая женщина в японском кино, Мэйко Кадзи. Без картины с её участием любой список будет неполным. Это опять же экранизация уже упоминавшегося Койкэ, правда, присущий оригиналу эротизм на сей приглушен. Но кровавых сцен в истории мести молодой женщины убийцам своего отца хватает. Пусть даже Фудзита делает не столько экшн, сколько поэтическую мелодраму о возмездии в прекрасном женском обличье. Кадзи, как всегда, великолепна, а вообще «Госпожа» отвечает моим личным представлениям об идеальном японском фильме: а) Кадзи в главной роли; б) она потрясающе выглядит; в) расправляется со злодеями и г) поёт. Заглавную песню («Shura No Hana”) помнят, наверное, все – именно под неё погибала О-Рен Ишии в первом «Убить Билла» знатного кадзимана по имени Квентин Тарантино. Вторая часть «Госпожи», пусть тоже от Фудзиты и с Кадзи в главной роли вышла, увы, слабее.

 

Ханзо-клинок 2: Западня (Goyokiba: Kamisori Hanzo jigoku zeme, 1973, Ясудзо Масумура)

7

Снова экранизация Койкэ. О его неполиткорректном герое, детективе Хэнзо, было снято три фильма с участием популярного Синтаро Кацу (известного по роли Затоичи). Неполиткорректного – поскольку преступления он раскрывает не только благодаря мозгам и мечу, но и благодаря детородному органу. Кстати, не пугайтесь, последний вид оружия используется исключительно против симпатичных нарушительниц закона. Интересно, что лучший фильм серии сделал японский оригинал Ясудзо Масумура, которого с самурайским кино не принято связывать. Однако у Масумуры получился зрелищный экшн с традиционными для 1970-х издёвкой над коррумпированной властью, революционерами-бандитами и самурайским догматизмом. Плюс остроумные отсылки к спагетти-вестернам, прежде всего сериям о Сабате и Сартане.

 

Меч отмщения 4 (Kozure Okami: Oya no kokoro ko no kokoro, 1972, Буити Сайто)

8

Вообще-то начало моды на кровавые и эротичные экранизации всё того же Койкэ связывают именно с серией «Меч отмщения» (или «Одинокий волк и волчонок», 1972-1974: шесть фильмов, в главной роли Томисабуро Вакаяма). Честно признаться, поклонником этой серии я как раз не являюсь. Наверное, мешает восхищённое отношение к первоисточнику, шедевру самурайской манги. Тем не менее 4 часть я всё же включу в список. И не только из-за мастерски поставленных многочисленных боевых эпизодов. Скорее, из-за очень точно исполненной мелодраматической сюжетной линии. В этом фильме скитания одинокого и преданного властями виртуоза меча Огами Итто, компанию которому составляют только маленький сын и детская коляска с внушительным арсеналом, сводят его с очаровательной наёмной убийцей Оюки (Мити Адзума). Оюки оказывается не только достойной соперницей, но и женщиной, вызывающей у героя уважение и симпатию. Однако задание по её уничтожению должно быть выполнено, поэтому здесь нас ждёт дуэль, пусть на самая эффектная, но, возможно, самая пронзительная в самурайском кино. Заодно отмечаю: лучший – на мой взгляд – фильм серии сделан постановщиком, известным прежде по работе не в самурайском, но криминальном жанре.

 

Охотники за тенями (Kage gari, 1972, Тосио Масуда)

9

С предыдущими фильм перекликается не только потому, что сделан по манге (правда, не вездесущего Койкэ, а Такео Сайто). Просто опять режиссёр не самый «самурайский». Масуда в 1960-е был специалистом по молодёжным и гангстерским лентам на студии «Никкацу». В снятых же на студии «Тохо» «Тенях» он показал себя умелым постановщиком, готовым на работу в любых жанрах. К тому же снова свёл двух звёзд «Никкацу», Юдзиро Исихару и Рурико Асаоку. Что до самого фильма, то в нём отважная троица ронинов противостоит попыткам властей подчинить себе мелкие кланы. А так как главной силой властей оказываются ниндзя («тени»), то экран заполняется мастерски срежиссированными схватками героев с врагами-тенями. В троице ронинов очень хорош Рёхей Утида, но и Исихара суперпрофессионал, конечно – в самурайском боевике он так же убедителен, как и в молодёжных мелодрамах 1950-60-х.

 

Окацу в бегах (Yoen dokufuden: Okatsu kyojo tabi, 1969, Нобуо Накагава)

10

Завершающая часть трилогии о женщине-мстительнице, серии которой, правда, связаны только исполнительницей главной роли, Дзюнко Миядзоно. Со второй части у руля трилогии встал мастер визуально изощрённых хорроров Накагава. Сюжет третьего эпизода в общем повторяет второй: молодая женщина становится жертвой коррумпированной власти, теряет близких и, после многих унижений, становится на тропу мести. Для Накагавы, что ожидаемо, изобразительная сторона важнее сюжета. Поэтому, не жертвуя обязательными для самурайского фильма эффектными схватками на мечах, он в «Окацу в бегаз» доводит до совершенства визуальные находки второй серии («Быстрый меч Окацу») и напоминает о своих шедеврах хоррора («Ад», например). Особенно, в финале, когда героине предстоит вступить в решающий поединок в зловещем месте, похожим на точку пересечения мира живых и мёртвых. Миядзоно, пусть и не Кадзи, тоже очень хороша.


0