Прекрасный ангел смерти. Начало

Иван Денисов

Часть первая, в которой рассказывается о начале карьеры Мейко Кадзи и ее работе на легендарной студии «Никкацу». Работая на последней, актриса за пять лет снялась в более 70 фильмах.

Вряд ли 2000-е можно считать революционным десятилетием для кинематографа. Забаву под названием 3D к новаторским достижениям собственно кино относить нельзя. Но в восприятии фильмов прошлого случилась почти революция. Классика малобюджетного жанрового кино стала респектабельной. Она оказалась куда живее и интереснее фестивальных и кассовых фаворитов последних лет. Однако речь не только о западной классике. В первой половине прошлой декады произошёл перелом в былых представлениях о японском кино. И произошёл он благодаря режиссёру Киндзи Фукасаку и актрисе Мейко Кадзи. Справедливости ради можно упомянуть неугомонного популяризатора японского кино Квентина Тарантино.

В XX веке мы верили, что японское кино – нечто унылое и напыщенное, редко разбавляемое иногда занимательной анимацией или оригиналами-одиночками вроде Сейдзуна Сузуки. Грянувшая в конце века мода на J-horror ничего хорошего не обещала: лезущие из телевизоров призраки неопределённого школьного возраста повергали в тоску и уныние. Но в 2001 году на западных экранах разразилась снятая годом раньше «Королевская битва» Фукасаку.

Это было откровение. Яростный экшн в сатирически-чёрноюмористической оправе пробудил у многих интерес к «этим безумным японцам» и тем сторонам их культуры, которые прежде было плохо известны за пределами страны восходящего солнца. Оказалось, что ветеран Фукасаку, которого вне Японии знали по нескольким неудачным лентам, снимает кино, дающее сто и тысячу очков вперёд обласканным кинопрессой мэтрам. Начавшийся выпуск классики «от Фукасаку» на видео быстро перерос в выпуск лучших картин 1960-70-х, и мир западного кинозрителя перестал быть прежним.

В 2003 преданный американский фанат Фукасаку Тарантино выпустил «Убить Билла. Том 1». Однако лента послужила взлёту популярности Мейко Кадзи. Цитаты из её «Леди Кровавый Снег», прежде всего музыкальные, обратили внимание на блистательную актрису, талантливую певицу и небесно прекрасную женщину. Она стала воплощением лучшей для японского кино эпохи. Тех самых 1960-70-х, в которых неприятие авторитаризма, цинизм в адрес модного бунтарства, сложное отношение к западному влиянию слились в визуально изощрённый, динамичный и незабываемый кинематограф. Так вышло, что по биографии Кадзи можно изучать едва ли все основные тенденции в жанровом кино Японии 60-70-х.

Актриса родилась 24 марта 1947 года. Правда, в те давние времена её звали Масако Ота. В 1965 перспективная баскетболистка с незаурядными внешними данными попалась на глаза скаутам со студии «Никкацу», а потом появилась в фильме Кацуми Нишикавы «Печальная песня расставания». Юную актрису заметили, и новые роли не заставили себя долго ждать. Спортивная подготовка Масако тоже пригодилась, так как её ждали преимущественно экшн-фильмы.

Сама актрисы говорит об этом так: «Мне были уготованы роли сильных женщин, и студия хотела видеть меня в подобных образах. Создание для актрисы определённого имиджа было частью политики “Никкацу”, но имидж должен был быть связан с личностью актрисы, чтобы его развитие выглядело естественным. Тем не менее я не была уверена, что смогу держать на себе жестокие экшн-ленты […] Изначально я соглашалась на любые роли, а так как мой образ “девушки вне закона” стал пользоваться успехом, то я его регулярно появлялась именно в таких фильмах […] Если до 1969 мне предлагали в основном роли школьниц, то потом роли стали интереснее, а мне пришлось осваивать фехтование и боевую хореографию. Конечно, я всему научилась. Но приходилось тяжело. Для кинематографичного владения мечом нужно знать японские танцы и уметь владеть своим телом».

В 1969 году Ота снималась в небольшой роли у мэтра жанрового кино Масахиро Макино в фильме «История последнего якудза Японии». Именно он посоветовал ей сменить имя. Так и появилась Мейко Кадзи. Правда, интересной или просто большой роли своей протеже Макино не дал.

«Никкацу» 1960-х для любой актрисы была одновременно благословлением и проклятием. С одной стороны, студия ассоциировалась с творческой свободой, западной раскованностью и зрелищными лентами. То есть была местом, где японки могли избавиться от навязших в зубах стереотипных ролей преданных жён/несчастных матерей или таких же преданных и несчастных гейш, блеснуть красотой и талантом в фильмах, рассчитанных на самую широкую аудиторию. С другой – со свободой было не так просто: режиссёра Сейдзуна Сузуки за чрезмерную оригинальность уволили в 1967. Да и роли чаще попадались всё-таки не самые главные. Особенно в экшн-жанре – фирменное блюдо от «Никкацу» – mukokuseki akushon («безграничное действие»), сочетавшее элементы американских и европейских фильмов с японскими культурными особенностями.

Были на «Никкацу» женщины-звёзды, Рурико Асаока, например. Однако прежде всего студия рассчитывала на Юдзиро Ишихару, Акиру Кобаяши, Дзё Шишидо и так далее. Кадзи ситуацию оценивала здраво: «Для японского кино вполне естественно ставить в центр сюжета симпатичного актёра, а женщина должна быть на втором плане. Я это понимала. И никогда не устраивала из этого трагедию». Тем не менее во многом именно с ней связаны некоторые изменения в подходе к «женскому» экшн-жанру. Например, в серии «Рок бродячих кошек» (1970-71).

Фильмы о молодёжных бандах были финансово выгодным предприятием. Модное в 1960-е бунтарство коснулось и Японии. Было оно таким же поверхностным и тоталитарным явлением, как и на Западе, но в кино в любом случае выглядело эффектным. И привлекательным для молодой аудитории. Так что на «Никкацу» коммерческое обыгрывание бунтарства в «безграничном действии» отработали как следует. Привлекли крепких постановщиков, таких как Ясухару Хасебе, Тошийя Фудзита, и нашли звезду на главную роль в серии. Акико Вада в прошлом сама испытывала проблемы с законом, так что казалась идеальным выбором. Правда, после первого фильма выяснилось – исполнительница второплановой роли Мейко Кадзи зрителям понравилась куда больше. В продолжениях она стала получать всё больше экранного времени и стала главной звездой «Рока бродячих кошек». Вада же вообще из серии выбыла.

Если смотреть «Рок», уже зная самые знаменитые роли Кадзи 1970-х, то серия скорее разочарует. Хотя магнетизм Кадзи очевиден, авторы побаиваются доверить ей абсолютно сольные проекты. И рядом с ней по-прежнему постоянно появлялись популярные актёры. Так что героиня обозначила прогресс в женских экшн-ролях, но ещё не смогла полностью выйти за рамки существующих канонов.

Другим значительным явлением в жанровом кино 1960-х стали эксперименты с якудза эйга (гангстерском кино). Параллельно с отсылавшим к западному кино «безграничным действием» появились «нинкйо». Они оказались кстати как для консервативных зрителей, так и для озабоченных бунтарскими мотивами посетителей кинотеатров. Действие «нинкйо» происходило обычно в прошлом, чаще всего в начале ХХ века, а сами фильмы воспевали благородство якудза былых времён. Ведь в былые времена якудза действительно отличались некоторым благородством, куда больше походили на героев-одиночек, чем самураи, вот только со временем превратились в обычных представителей организованной преступности. Обычно в центр сюжета ставился конфликт между положительными якудза, вооружёнными идеалами прошлого, и плохими якудза, склонными к политическим и экономическим интригам. Таким образом, левые зрители видели в «нинкйо» якудза – заступников рабочего класса от происков привилегированной элиты, а для правых герои «нинкйо» олицетворяли ценности ушедшей эпохи.

В «нинкйо» героини-женщины присутствовали часто. Обычно они воплощали добродетели женщин страны восходящего солнца и готовы были эти добродетели защищать с оружием в руках. Хотя опять надо уточнить: очень часто им помогали якудза-мужчины в исполнении популярных актёров.

Один из наиболее известных на Западе «нинкйо» с участием Кадзи – «Проклятие слепой» (1970). Оригинальное название фильма «История о призраках и Восставшем Драконе». Выдающийся режиссёр-визуалист Теруо Ишии прибыл на «Никкацу» снимать трилогию «Восставший дракон» для актрисы Хироко Оги. После первого фильма Ишии заскучал, отдал продолжение ассистенту Масами Кудзуо, но на третью часть вернулся. Однако к тому моменту из мини-серии выбыла Оги. Замену нашли в лице Кадзи. И настоятельно посоветовали Ишии «усилить» традиционную для «нинкйо» историю о войне хороших и плохих якудза мистикой. Сама Кадзи считает, что это первый жанровый гибрид такого рода. Результат нельзя причислить к лучшим ни у Кадзи, ни у Ишии. Но визуальный гений Ишии, динамичное действие и харизма исполнительницы главной роли всё равно придают фильму немалое очарование. И заметим, что в героине Кадзи добродетели женщины-якудза уравновешиваются немалой жестокостью к врагам. Её можно считать более жесткой версией традиционной героини «нинкйо».

В 1971 году на «Никкацу» радикально сменили курс. «Безграничное действие» и сменившее его «новое действие» («nyu akushon») былого успеха не приносили. Популярность же независимых «пинку эйга» (эротических лент) навела боссов на мысль посвятить студию производству эротики. Они получили название «роман порно» (от французского «роман порнографик») и обещали много работы именно актрисам. Но Кадзи не видела себя в киноэротике. И ушла с «Никкацу», сделав там с 65 по 71 год семьдесят фильмов, по данным кинокритика Марка Шиллинга. Большинство из них ещё неизвестны западному зрителю, поэтому назовем некоторые: «100 игроков» Такаши Номуры (1969), «Мелодия бунта» Юкихиро Савады (1970) или «Кровная вражда» Ясухару Хасебе (1971).

Если подводить итоги работе Кадзи на «Никкацу», то, разумеется, основа для будущих великих ролей была заложена именно там. Процитируем Марка Шиллинга: «Кадзи олицетворяла новую, представляющую тёмную сторону и абсолютно современную героиню […] Сочетание обворожительной внешности, крутизны и хладнокровия, разрывавшее связь с традиционно женственными образами “Никкацу”». Да и первые вокальные опыты Кадзи предпринимала на “Никкацу”. Песни Кадзи знают даже те, кто не видел её фильмов. За это спасибо Тарантино, включившему «Urami bushi» и «Shura No hana» из «Заключенной “Скорпион”» и «Леди Кровавый Снег» в саундтреки к обеим частям «Убить Билла». И здесь талант Кадзи неоспорим, хотя актриса к своей поп-карьере относится скептически: «Это было распространённым явлением, когда актёры пели заглавные песни к своим фильмам. Но я вряд ли сойду за активную поп-певицу. Хотя записала семь или восемь альбомов».

Продолжение следует..


0