Новатор 1970-х. Плохой режиссер Джесс Франко.

Антон Тафинцев

Он снимал и снимает жанровые картины, рассчитанные на самую непритязательную аудиторию: ужасы, детективы, эротику, порнофильмы, приключенческие и даже шпионские ленты. Иногда он смешивает различные жанры в рамках одной картины. Он чрезвычайно плодовит. По количеству снятых полнометражных фильмов (на сегодняшний день их уже 192), наверное, он может претендовать на то, чтобы войти в книгу Рекордов Гиннеса. Правда, много он снимал под псевдонимами, и названия тех лент, что были подписаны другими именами, в разных странах сильно отличались. Разумеется, не все из созданных им картин могут считаться шедеврами, многие не могут претендовать даже на статус просто хороших фильмов, тем не менее этот режиссер даже в преклонном возрасте умудряется снимать, а также сниматься сам в небольших ролях.

francohimself

Его имя – Джесс Франко (он же Хесус, он же Иисус или Jesus Franco). Возможно, это самая одиозная, культовая имаргинальная фигура в кинобизнесе. Причина столь «высокой» оценки его творчества достаточно банальна: «маргинальное кино», в частности, жанр «sexploitation», без него было бы иным.

У самых истоков «sexploitation»

Родился будущий гуру «маргинального кино» в Испании в 1930 году, получив при рождении имя Хесус Франко Манера (Jesus Franco Manera). Ничто не предвещало в нем гения киноиндустрии, пока однажды, будучи уже 27-летним мужчиной, он вдруг не решил снять несколько собственных фильмов ужасов. Из его первых опытов 1957 года сохранились лишь «Садист барон фон Клаус» и «Ужасный доктор Орлоф» (ака «Крики в ночи»). Первый, хотя и сделан столь добротно, что может заинтересовать привередливого зрителя даже сегодня, все же несколько скучен. Второй же оказался столь бездарным, что провалился в испанском прокате. Возможно, что причина тому в откровенном плагиате. Слишком уж «Ужасный доктор Орлоф» напоминает фильм Жоржа Франжу «Глаза без лица». Как и герой Франжу, доктор Орлоф с помощью своего слуги-монстра Морфо крадет молоденьких женщин, чтобы пересадить кожу их лица на изуродованное лицо своей жены.

Однако первые неудачи не обескуражили юного творца. Уже в 1966 году Франко снимает фантастический фильм ужасов «Дьявольский доктор Z». Это уже не трэш, коим Франко баловался в прошлом десятилетии, это настоящее кино, пусть и с непритязательным сюжетом. Впрочем, чего можно было ожидать от 1960-х годов с их страхом перед глобальным уничтожением? Итак, доктор Z создает машину для контроля над сознанием. Отторгнутый официальными учреждениями и заклейменный как безумец, он переносит сердечный приступ. Его дочь решает мстить за отца. Используя его изобретение, она промывает мозги одержимой сексуальными желаниями балерине и превращает её в машину для убийств, которая сначала совращает жертву, а затем травит ее неизвестным ядом. Несмотря на некоторую комичность как самой идеи фильма, так и игры актеров, о Франко заговорили как о зрелом режиссере, мастере жанра ужасов.

И следующая картина только укрепила его высокую репутацию. «Некрономикон» (ака «Суккубус») заставила говорить о Франко как о более чем серьезном режиссере. И причины тому были основательные. «Некрономикон», это волнующее эротическое сновидение, балансирующее на грани садомазохистского кошмара и реальности, по праву можно считать вершиной творческих достижений Франко. Благодаря созданной психоделической атмосфере, «Некрономикон» мог бы сойти за фильм Марио Бавы, если бы исполнительница главной роли Жанин Рейно ни раздевалась так часто по поводу и без оного. О фильме Франко «Некрономикон» великий Фриц Ланг, разменявший к 1968 году восьмой десяток, сказал, что это – первая в его жизни эротическая история, которую он смог высидеть до конца. Впрочем, фильм Франко удостоился и формального признания – его включили в официальный конкурс Берлинского кинофестиваля.

Женщины за решеткой?

После столь высокого признания Франко решил не почивать на лаврах, а поэкспериментировать с жанрами. Именно в конце 1960-х годов его начинает привлекать тема «Женщины за решеткой». Ей и посвящен его фильм «99 женщин». Уже название фильма говорит о сюжете, рассчитанном на крайне непритязательного зрителя. Вместе с созвездием известных актрис зритель попадает на остров-тюрьму, с которого невозможно бежать. Здесь процветает насилие, сексуальные оргии, лесбиянство, садизм. В определенный момент в тюрьме появляется узница под номером 99, которая не хочет мириться со здешними порядками. Итог: количество голых женских тел, изощренность пыток, степень похотливости надзирательницы, а также откровенность сексуальных сцен на квадратный сантиметр пленки просто зашкаливает. Значение «99 женщин» для мирового кинематографа заключается в том, что именно этим фильмом Франко положил начало целой череде картин, снятых в жанре «sexploitation», то есть эксплуатация сексуальных сцен и показа голых, в основном женских, тел без всякой меры.

Почувствовав вкус успеха, Франко решил эксплуатировать тему «Женщины в тюрьме» до конца, последовательно сняв «Любовников с дьявольского острова», «Куколок за колючей проволокой», «Женщин за решеткой-2», «Рабынь», «Ильзу, распутную тюремщицу», «Узницу девятого блока», «Лагерь любви», «Голубую Риту», «Садоманию»…

Все эти фильмы не имели и десятой доли успеха самых первых «99 женщин». Исключение составила лишь «Ильза, распутная тюремщица». Но причина тому не в таланте режиссера, или какой-либо художественной находке, а в том, что это один из серии фильмов про ненасытную похотливую Ильзу, освещению жизни которой посвятили свое время другие режиссеры – Марк Штерн («Ильза – Девушка из СС»), Жан ЛаФлер («Ильза-тигрица Сибири»), Дон Эдмонд («Илза. Хранительница гарема нефтяного шейха» и «Ильза – волчица из СС»). Вероятно, на фоне убожества остальных картин, фильм Джесса Франко смотрелся очень выигрышно, тем более что помимо обнаженки (а в фильме зрителя ждет много молодых – и не очень – обнаженных женских телес, а также довольно много софткорного секса – включая групповую оргию, садомазохистские упражнения и лесби) Франко в картине обращался и к социальной проблематике.

Сюжет фильма «Ильза, распутная тюремщица» разворачивается в вымышленной латиноамериканской стране, в которой неспокойным обществом, обуреваемым революционными настроениями, правит военная диктатура. В этом государстве и находится “госпиталь”, где лечат “женские сексуальные отклонения” – склонность к лесбийскому сексу, нимфоманию и т.п. Но, как то водится, терапевтическая деятельность была всего лишь прикрытием. На самом деле этот “госпиталь” был предназначен для содержания политзаключенных, у которых выпытывали сведения о главарях повстанцев. В финале фильма в стране все же вспыхивает революция, которая кладет конец диктатуре, подвергающей повстанцев пыткам и издевательствам.

jessfranco

Вампирос Лесбос, пожалуйста

Одновременно с фильмами-штамповками в жанре «sexploitation», которые Франко снимал, вероятно, на потребу публике, он, дабы удовлетворить свой интерес творца, снимает ряд нехарактерных для себя жанровых фильмов, как то: эротическая детективная фантастика «Будущие женщины» (ака «Девушки из Рио»), детектив-джиало «Два тайных ангела», приключенческий фильм «Кровь Фу Манчу» и, наконец, вольную экранизацию «Жюстины» Маркиза де Сада. Последний фильм – высокобюджетная костюмированная драма, в которой содержатся даже какие-то потуги на изложение философии апостола французского либертанажа. Впрочем, «Жюстина» интересна отнюдь не этим. Франко каким-то образом удалось привлечь для съемок самого Клауса Кински, несмотря на утверждения многих о его сложном характере. От провала, однако, это картину не спасло. Любители де Сада были разочарованы. Фильм оказался затянутым, нединамичным. Кроме того, в нем отсутствовала в нужной пропорции «клубничка», ради которой подобные фильмы и смотрят.

«Жюстиной» интерес Франко к экранизации классики садомазохистской литературы не был исчерпан. В том же 1969 году, когда «Жюстина» вышла в прокат, Франко снял артхаусное кино «Венера в мехах» (в главной роли опять Клаус Кински). Несмотря на свою принадлежность к жанру «другое кино», «Венера в мехах» вызвала у зрителя больший интерес, чем костюмированная драма «Жюстина». Причина того в сюжете. Романтичный трубач Джимми Логан на концерте в стамбульском клубе встречает очаровательную Ванду, облаченную в меховую шубку. Той же ночью он становится невольным свидетелем ее убийства, а через несколько дней обезображенный, но все равно притягательный, труп девушки выбрасывает на берег, недалеко от его дома. Потрясенный пережитым, Джимми летит в Рио, где пытается прийти в себя, закрутив роман с чернокожей певичкой, но неожиданно в том клубе, где он работал, появляется Ванда. Не понимая, происходит все это во сне или наяву, трубач снова погружается в мягкие объятия «меховой девушки», которая вернулась с того света, чтобы сторицей отплатить своим обидчикам…

На этом кинематографические эксперименты Франко не были окончены. В начале 1970-х годов он снова выдает серию разножанрового кино – еще одна костюмированная экранизация Маркиза де Сада «Евгения», приключенческий боевик «Х312», шпионский триллер «Дьявол пришел из Акасавы» и восхитительный микс из средневекового мракобесия, пыток и лесбо-сцен «Демоны». Кроме того, именно в начале 1970-х годов Франко открыл для себя тему вампиризма. Как следствие появляются такие шедевры, как «Граф Дракула» с участием Кристофера Ли и Клауса Кински, «Дракула против Франкенштейна», «Дочь Дракулы», «Она убила в экстазе», римейк его же фильма «Дьявольский доктор Z», «Вампирша», «Девственница у живых мертвецов» и, наконец, артхаусный «Вампирос Лесбос».

«Вампирос Лесбос» интересен прежде всего тем, что в рамках сюрреалистического фильма Франко удалось совместить артхаусные образы, психоделическое софтпорно и готические ужасы. Главная героиня фильма, Линда, молодая девушка, работающая в адвокатской конторе Стамбула. По ночам её преследует один и тот же сон, в котором ее вожделеет красивая брюнетка. Любви красавицы из сна Линда по какой-то причине не способна сопротивляться. По делу о наследстве она отправляется на один из маленьких островов на турецком побережье, где ее сон о красивой брюнетке становится реальностью. Безусловно, львиную долю популярности фильму обеспечил показ обнаженных женских тел, поскольку помимо них смотреть было более не на что. Промежутки между демонстрациями женщин Франко заполнил примитивными киноприемами: показ решеток, бассейна, домов, в интерьерах которых ведутся какие-то малопонятные разговоры, лишь в незначительной степени влияющие на сюжет картины.

«Догма» Франко

Несмотря на определенный интерес, который вызывали у зрителя фильмы Франко, справедливости ради следует сказать, что даже наиболее интересные из них эксплуатировали мейнстримовские темы, а сами картины не выражали режиссерского стиля Франко. Возможно, он так бы и остался лишь одним из многих, если бы на его жизненном пути не повстречалось два человека. Первый – это швейцарский режиссер и продюсер Эрвин Дитрих, чьи фильмы, снятые в жанре sexploitation, «Шесть шведок на бензоколонке», «Шесть шведок на Ибице», «Шесть шведок в Альпах» российскому зрителю наверняка известны.

Знакомство между Франко и Дитрихом произошло в 1975 году, когда испанскому режиссеру неожиданно не хватило денег на завершение съемок «Куколок за колючей проволокой». Чтобы закончить съемки, он решил попросить Эрвина Дитриха оказать ему финансовую помощь, для чего и приехал к нему на студию в Берлин. Дитрих согласился профинансировать проект Франко, но с одним условием: тот обязался прислать своему благодетелю час отснятого материала. Посмотрев присланный материал, Дитрих был в ужасе – неправильное освещение, операторская работа ужасна, часть фильма была как в дымке размыта, многие сцены сняты с одного дубля, игра актеров отнюдь не на высоте. Единственное, что вызывало хоть какой-то интерес – наличие большого количества обнаженных женских тел, которые подвергались пыткам и изнасилованиям.

Немецкий продюсер поделился своими сомнениями с Франко, но тот убедил Дитриха, что именно подобный стиль съемок обеспечит фильму успех. Дитрих поверил Франко, и действительно фильм имел успех. Впоследствии совместно они сняли еще десяток фильмов. Причина популярности Франко у зрителя оставалась для Дитриха тайной в течение последующих 25 лет, пока он не посмотрел «Торжество» – первый фильм из проекта Ларса фон Триера «Догма» – и не обнаружил, что именно Франко является родоначальником фильмов «Догмы», а отнюдь не провозгласивший одноименный манифест фон Триер.

Вторым человеком, помогшим Франко создать его фирменный стиль, оказалась Лина Ромай (Lina Romay), сыгравшая главную роль в тех самых «Куколках за колючей проволокой». Именно на съемках «Куколок» у режиссера появилась его муза. Ромай стала любовницей Франко, хотя у него была жена, а она была замужем за другим. Это не помешало их многолетнему роману, результатом которого стали такие картины, как «Цветок страсти», «Красная Венеция», «Лилиан, развращенная девственница», «Подглядывающий и эксбиционистка», а также последние фильмы Франко «Женщина-змея» и «Паула-Паула».

Но до «Женщины-змеи» и «Паулы-Раулы» пройдет еще много времени, а в конце 1970-х годов, поддерживаемый деньгами Дитриха, с одной стороны, и любовью Лины Ромай, с другой – Франко снимает много неплохих приключенческих фильмов в стиле sexploitation. Достаточно вспомнить: «Вуду – зов белокурой богини», по сюжету которого Сюзанна, жена британского консула в Таити, переезжает жить к нему на остров. Здесь она сталкивается со странными персонажами – сестрой мужа, похотливой блондинкой с лесбийскими наклонностями, склонной к инцесту, Ольгой, и со служанкой, зомбирующей Сюзанну и вовлекающей ее в ритуалы Вуду; «Каннибалы», где доктор Тейлог, путешествуя в дебрях Амазонки со своей семьей, оказался захвачен местным племенем каннибалов. Он чудом остался жив, но погибла его жена, а маленькая дочь пропала без вести. Много лет спустя он снова отправляется во главе вооруженной экспедиции в те же леса, чтобы разыскать дочь, которая уже выросла и стала белокурым божеством у одного из племен Амазонии; «Экзорцизм», где в роли маньяка-священника Франко снялся сам.

В 1980-х годах Франко продолжает экспериментировать, но уже не с жанрами, а с сюжетными линиями. Например, в «Эротической симфонии» он впервые показывает наряду с лесбо также и гей-отношения. В «Сексе с каннибалом» он демонстрирует зрителю сцены каннибализма и секса с дикарями. А в картине «Этот безумный секс» уже инопланетяне занимаются сексом с земными женщинами с целью зачать ребенка и захватить Землю. В 1980-е годы появился, наверное, самый популярный фильм в позднем СССР, времен видеосалонов, который по популярности соперничал с «Эммануэль» и «Греческой смоковницей». Это фильм «Сесилия, жертва страсти». Рецепт его популярности у советского зрителя был прост: главная героиня почти весь фильм ходит, в чем мать родила, занимается сексом со своим богатым мужем, со слугой, умудряется два раза быть изнасилованной и при этом получить удовольствие.

В последнее время в 1990-е и 2000 года Франко снова экспериментирует. На этот раз с приемами съемки. Он все чаще использует цифровую камеру. К сожалению, переход на цифровые технологии привел к потере в его фильмах привычного «обаяния трэша», к чему добавляется все более очевидная усталость режиссера, а также отсутствие новых художественных приемов. В результате последние фильмы Франко – это смесь невнятного сюжета с однообразными порнографическими сценами.

Однако есть надежда, что вскоре зрителя ждет возвращение Джесса Франко. Его последний фильм «Паула-Раула», аудио-видео экспериментальный 66-минутный фильм, отличается от прежних фильмов 1990-х и 2000-х годов своим техническим новаторством. Действительно хорошо поработали монтажеры, введя в незатейливый детективно-эротический сюжет компьютерную графику и спецэффекты. Возможно, отсутствие новаторства в художественных приемах Франко удастся компенсировать новаторством в технике, и тогда зрителя ждет еще ряд интереснейших фильмов. Впрочем, на это остается только надеяться..


0