About

Когда-то уже толстопузый и лысый, но все еще чопорный джентльмен, перебравшийся из Англии в Соединенные Штаты, придумал нечто, что решил назвать благородно и со вкусом: «макгаффин». И то, что получило такое название, наверняка не было изобретено в спешке. В конце концов, именно это и стало одним из принципиальных приемов кинематографа Альфреда Хичкока. Термин был придуман на века и уже вошел в культурную историю. Фактически это было его главным интеллектуальным наследием Хичкока потомкам. На протяжении нескольких десятилетий, молодые кинематографисты, усвоившие наследие великих предков, решили реализовывать идеи и приемы Хичкока в собственных фильмах. Так макгаффин получил прописку в западном кинематографе.

Однако, на самом деле, сегодня этот термин имеет гораздо более глубокий смысл, нежели тот, который вкладывал в него Хичкок. Что это значит в действительности?

Давайте представим, что мы не знаем значение этого слова. О чем мы подумаем, если услышим его впервые? На ум придет скорее какой-нибудь роскошный бургер из самой модной сети быстрого питания. И что важно: если подумать именно так, то это не будет не правильно, ибо понятие «макгаффин» предполагает нечто, что необходимо или может пригодиться для того, чего на самом деле и не существует. Вместе с обманчивыми мыслями о «быстром питании» приходит идея и о том, что макгаффин несет тень некого благородства, классики. Ведь недаром сам Хичкок говорил о том, что этот прибор используют именно в Шотландии. Таким образом, в слове «макгаффин» уживается одновременно седая старина и популярная культура, то есть он органично сочетает в себе элементы того и другого. Фактически макгаффин символизирует собой то, как сегодняшний масскульт использует часто и классику.

Современная культура за последние полтора столетия произвела слишком много смыслов и артефактов, чтобы переварить их и ими же испражниться как ненужными отходами собственного организма. Сегодня стало ясно, что кое-что было просто брошено, что-то не осмысленно, а что-то и не понято. Почувствовав этот ужасающий темп, мыслители и художники, сами не чуждые поп-кульутры, а иногда и просто воспитанные ею, поняли: что-то упущено. И тогда они стали возвращаться к прежнему, а иногда и современному, но не замеченному. Однако, как справедливо указывают те, кто обращается даже к самой классической классике, как например Умберто Эко, мы должны смотреть на былое не просто, соблюдая дистанцию, но также и относиться к этому с иронией. Однако «с ироний» – вовсе не означает «не всерьез». А потому массовая культура требует самого пристального взгляда и глубокого понимания.

Популярную культуру не все любят. Или любят все, но не все это признают, стесняясь собственных постыдных удовольствий. А эти постыдные удовольствия могут проявляться и в виде очаровательных программ ТНТ или СТС, и в виде американских мультсериалов, и в виде дешевых фильмов ужасов и т.д. Все это многообразие культурной жизни, давно вытеснившей оперу, театр и все прочее кошмарные вещи, которые так любят всякие «эстеты» и от которых у «простого человека» сводит челюсти. Ложно понятый эстетизм и еще более ложно осмысленный интеллектуализм не позволяют воспитанникам высокой культуры любить простоту. Но поскольку простота уже давно взяла верх, то умным людям, остается лишь смириться и приспособить ее к собственным нуждам, как то делает, например Жижек, точно и всецело познавший макгаффин.

В фильме Дэвида Финчера «Бойцовский клуб» есть замечательное высказывание одного из эпизодических героев: «Обычно “швырялы” внимания на тиканье багажа не обращают. Потому что в 9 из 10 случаев причина тиканья – это электробритва. Но в 1 из 10 – это вибратор. Нас обязывают называть его четко: ВИБРАТОР. Но никогда не говорить: В-А-Ш вибратор». Важно понять сцену, в которой у главного героя кино не выпускают чемодан, правильно. Чемодан уже был отобран для дополнительной проверки не просто так. И даже если там не было вибратора, все равно нужно понимать, что люди стыдятся его, даже и не имея. На самом деле в слове «вибратор» нет ничего постыдного, особенно когда он безличен, то есть не Ваш. Но вот, когда кто-то называет вибратор Вашим, Вам становится неловко. Будто человек стесняется того, что испытывает наслаждение, достигая его с помощью нехитрого технического приспособления. Однако что если использовать это понятие по отношению к поп-культуре? Многие, особенно противники вибраторов, считают, что поп-культура не заслуживает того, чтобы ее воспринимали всерьез. А что если она и есть то самое постыдное наслаждение, которого мы стесняемся так, словно боимся, что у нас обнаружат «наш» или «ваш» вибратор, хотя сами можем наслаждаться ею тайно?

И в этом смысле МАКГАФФИН без обиняков всерьез и с иронией предлагает не стесняться этого духовного наслаждения и является, если угодно «культурным вибратором». А потому, если вы не только любите поп-культуру, но принимаете ее всерьез и не стесняетесь этого, то МАКГАФФИН – ваш культурный вибратор. Наслаждайтесь!

 

публикации \\ интервью

liberty.ru >>> Съешь макгаффин да выпей чаю

Русский Журнал >>> Бесплатный МакГаффин всем и каждому

МНЕНИЯру >>> Бесплатный МакГаффин только для кандидатов наук

F5 >>> Бунюэль не крут. Крут рэмбо!


0